• Swiss Афиша

Одной из самых известных француженок в мире сегодня исполнилось бы 100 лет

Updated: Dec 17, 2021




Сегодня известной французской писательнице Симон Шанжё исполнилось бы 100 лет. Правда, это имя вряд ли известно широкой публике, так как она больше знакома всем как Анн Голон. Писательница, журналистка, киносценаристка, она получила мировую известность благодаря серии исторических романов об Анжелике – светловолосой зеленоглазой красавице-аристократке и авантюристке XVII века.


Симон Шанжё (Simone Changeux) родилась в Тулоне 17 декабря 1921 года. В 18 лет – она написала свою первую книгу «Страна за моими глазами», опубликованную в 1944 году под именем Жоэль Дантерн – её первым псевдонимом.


В 1949 году в Конго, где Симон работала журналисткой, она познакомилась с Всеволодом Голубиновом, русским эмигрантом. По возвращению во Францию, в поисках работы Симон и Всеволод начинают заниматься литературной деятельностью, и вскоре выходит в свет их первая книга о диких животных «Le Coeur des Bêtes Sauvages», а в 1956 году – первый историко-приключенческий роман об Анжелике, уже под псевдонимом Анн и Серж Голон.


Работа между супругами и соавторами распределялась так: Симона изучала материал, писала, строила фабулу, составляла план; а Всеволод заботился об историческом материале и консультировал её.

Всего было опубликовано 13 книг (девять в соавторстве с Всеволодом Голубиновым и четыре уже после смерти мужа). Последний роман вышел в 1985 году. Шесть произведений Анн Голон об Анжелике были экранизированы.



В 2009 году корреспонденту журнала «Swiss Афиша» посчастливилось взять интервью у Анн Голон. В тот год она отмечала своеобразный юбилей – 88 лет, и была полна идей и желания дописать заключительный роман из серии – «Анжелика и королевство Франция». Но этим планам не суждено было реализоваться.


Скончалась Анн Голон (Симон Шанжё) 14 июля 2017 года в Версале, в возрасте 95 лет.

Мы предлагаем вашему вниманию интервью с Симон Шанжё, опубликованное в журнале «Swiss Афиша» в декабре 2009 года в оригинальной редакции.


 

Оригинальная публикация в формате PDF (Swiss Афиша №19 декабрь 2009 - февраль 2010)


 

ТРИУМФ АНЖЕЛИКИ


Текст: Мария Смирнова


Давным-давно у меня в руках оказался синий потрепанный томик, на обложке которого значилось: «Анн и Серж Голон. Анжелика в Новом Свете». Перелистывая страницы, я тогда и не знала вовсе, что по доброй традиции начинаю читать с конца, и что этот роман является одним из последних среди 13 книг чудесной романтической истории. Я и понятия не имела, что в Сорбонне роман об Анжелике изучается в рамках курса лекций по филологии, что полное собрание сочинений было напечатано 320 издательствами в 63 странах мира и продано более 150 млн экземпляров, что вся это чертова дюжина книг была переведена на 27 иностранных языков, а в Японии даже издана в виде комиксов. Я и не ведала, какие судьбы стоят за псевдонимом Анн и Серж Голон а ведь они сами по себе достойны отдельного романа. По большому счёту, супруги Голон были прототипом главных героев Месье и Мадам Пейрак.


Она – Симона Шанже, француженка по происхождению, имела врождённый талант к рисованию – десятилетняя девочка стала иллюстратором 500 картин в книге своего отца. С 18 лет занималась журналистикой и писательством. В 20 – проехала всю оккупированную нацистами Францию на велосипеде. Выпустив 2 книги, имевшие большой успех, отправилась в Африку за острыми сюжетами и экзотическими приключениями, где и встретила Его.


Он – Всеволод Голубинов, покинул Россию после революции в возрасте 14 лет. Добрался до Марселя с револьвером в кармане, который был тут же отобран властями. Получил образования геолога и химика, занимался сочинительством под псевдонимом Серж Голон, говорил на 15 языках, долгое время путешествовал по Китаю, Индокитаю и Тибету. Позже занимался добычей золота на рудниках в Африке. Он был владельцем цементного завода, когда по законам гостеприимства открыл двери своего дома в Конго молодой французской путешествующей журналистке. Через год они поженились.


Вскоре им пришлось покинуть Африку, то место, где соединились их судьбы. Колониальные времена ушли безвозвратно, а вместе с ними – и финансовое благополучие. Вынужденные вернуться во Францию, они столкнулись с денежными трудностями. Положение было тяжёлым, к тому же в семье Голон к тому времени появился на свет первый ребенок. Всеволод – талантливый и образованный геолог – не мог найти работу, Симона же умела только писать. Глядя на успех Маргарет Митчел и её «Унесённых ветром», она вспомнила про свою детскую мечту о создании исторического романа.

Симон работает над романом об Анжелике, 1950-е

Однажды, когда Всеволод вернулся вечером домой после очередных бесплодных поисков, Симона показала ему первые страницы будущей книги – так началась эта удивительная история и кропотливая работа. Целых три года в Версальской библиотеке были затрачены на то, чтобы воссоздать эпоху XVII века. Супружеская чета отлично дополняла друг друга: Симона плела интригу, придумывала сюжет, а Всеволод искал историческую информацию. Результатом их совместного труда стало 900 страниц книги, изданной в двух томах: «Анжелика. Маркиза Ангелов» и «Анжелика. Путь в Версаль».


В 1953 году рукопись была отправлена в различные издательства во Франции, Германии, Англии и Италии. Во Франции поставили условие: соавтором должен также быть указан Серж Голон – мужское имя придавало весомость.

В то время социальное положение женщин оставляло желать лучшего: те же избирательные права француженки получили только в 1944 году. Всеволод долго не соглашался на выдвинутые требования, резонно утверждая, что книгу написала Симона, однако в итоге всё-таки дал своё согласие.


Из-за проволочек издательства во Франции «Анжелику» первыми выпустили немцы: в 1953 году с одним автором на обложке – Анн Голон. Английское издательство опубликовало первую книгу романа в том же 1953 году под псевдонимом Сержанн Голон (Sergeanne Golon), не спросив о том мнение авторов. В США поступили аналогично, но пятью годами позже.


Итак, в разное время на различных языках в свет вышла книга о романтических приключениях Анжелики, и почти сразу же получила невиданную популярность. За первыми томами последовали ещё четыре, причём развитие сюжета шло по заранее составленному плану. А жизнь продолжалась. В 1962 году, когда была опубликована шестая книга («Анжелика и её любовь») у Анн и Сержа Голон было уже четверо детей. Шестая книга закончилась прибытием Анжелики в Америку. По художественному замыслу действие должно было происходить в Мэне, где находились поселения французских, английских и голландских колонистов, а также в Канаде. Семья Голонн отправилась в США и в Канаду, чтобы собрать материал для новых книг.



Анн и Серж Голон

Они прожили там несколько лет, скопив немало интересных сведений. Серж Голон напряженно работал как художник, занимаясь так же химией красок. Анн успешно трудилась над продолжением цикла. Вышли романы «Анжелика в Новом свете», «Искушение Анжелики».


В 1972 Симона завершала роман «Анжелика и демон», Серж готовил очередную выставку своих работ, которая должна была состояться в Квебеке, но судьба распорядилась по-другому: Серж неожиданно скончался, не дожив до своего семидесятилетия. Анн осталась с детьми и с неоконченной книгой. «Возможно, будь я более проницательна, – вспоминала Анн Голон, – то смогла бы облечь в слова ту нерушимую связь, которая так чувствовалась в диалогах Анжелики и Жоффрея де Пейрак именно американского периода. Образ главного героя был списан с Всеволода Голубинова. Эту связь вряд ли могло что-либо разорвать». Кто же беседовал друг с другом на этих страницах? Супружеская чета Голон или Пейрак? Позже вышли ещё четыре тома. Последний, тринадцатый, – «Победа Анжелики» – был опубликован во Франции в 1985 году.


Анн и Серж Голон в СССР, 1967г. (Семейный архив)

Однако я, как любой неосведомлённый читатель, держа в руках свою книжку, и не догадывалась обо всех этих событиях. Более того, имела наивность верить в адаптированную для советского человека биографию авторов: Анн и Серж Голон, дескать, это брат и сестра Анна и Сергей Голоновы, эмигрировавшие на Запад. Сама Анн Голон в одном интервью упоминала о ещё более абсурдных вещах: однажды её двоюродные сестры во время туристической поездки по Советскому Союзу, где-то в Туркменской ССР узнали от гида следующее, что: «…а в этом старом здании родился Серж Голон, автор «Анжелики», русский революционер, погибший в боях с белогвардейцами». «Позвольте, — возмутились было они, – дело было не совсем так…». Но спорить было бесполезно. Для официальной пропаганды тот факт, что роман был написан через 40 лет после революции, был не принципиален…

История, кстати, даёт пищу для размышлений. До сих пор помню иллюстрацию к биографии авторов в той моей старой книге: «брат» и «сестра» держатся за руки. Хорошо хоть не подняли их вверх, на манер популярного памятника тех времен. У Сержа – такой пламенный взгляд, как будто он уже видит перед собой недобитых белогвардейцев…


Впрочем, при чтении «Анжелики» я пребывала в блаженном неведении о политориентации Сержа Голона, и просто любила эту книгу. Пожелтевшие страницы с тихим шорохом и библиотечным запахом старости являлись для меня чем-то важным и дорогим. Дело было не в моей чрезмерной романтичности и не в великой истории любви главных действующих лиц – Анжелики и Жоффрея де Пейрак. Она, безусловно, хороша, но с моей точки зрения их любовная эпопея была лишь одним неотъемлемым компонентом, но не главной составляющей того мира, который создала французская писательница Анн Голон.


Анн и Серж Голон с детьми. 1960-е

Удивительным свойством романа было и остаётся то, что он является своеобразным пропуском в параллельный мир. Мир ожившей фантазии автора. Он был создан, обставлен и запущен к существованию по его желанию. Он вобрал в себя декорации и нравы XVII века и вечные человеческие проблемы: страсть, любовь, радость. В нём на протяжении десятилетий живут себе вымышленные образы, судьбы которых переплетаются с историческим персонажами той эпохи…


Анн Голон

С каждой новой прочитанной книгой Голон, этот мир расширялся. В нём путешествия были возможны не только в пространстве, но и во времени. Теперь, помимо только осваиваемой колонистами земли Америки, по соседству с индейскими племенами, можно было оказаться при дворе Короля-Солнца во Франции, покачаться на волнах пиратского корабля в Средиземном море или послушать вечернюю молитву в мечети в Марокко во времена правления султана Мулея Исмаила.


А в центре этого мира была она – Анжелика. Прекрасная и отважная, обольстительная и решительная. Знатная дама и разбойница. Мстительница и авантюристка. Такова самая знаменитая книжная героиня нашего века.

История Анжелики покорила весь мир. Отчасти, возможно, потому, что каждая из миллионов женщин, с замиранием сердца следивших за крутыми поворотами судьбы графини де Пейрак, мечтала походить на неё. Ведь выдуманные миры прекрасны и относительно безопасны, в отличие от реальности. Хотя как на это посмотреть… Чаша массовой фанатской истерии в своё время не миновала и меня – безумно хотелось быть похожей на Анжелику. В критическом возрасте 16 лет мои волосы приобрели рыже-золотистый цвет, а глаза – изумрудный оттенок. Правда позднее мою крашенную голову посетила мысль о том, что какой-никакой оригинал всё-таки лучше, чем самая талантливая копия. Пришлось опять идти к парикмахеру…


***


Анн Голлон сегодня 88 лет (интервью записано в 2009 году – Прим.ред.). Она живёт между Версалем и Лозанной. На днях она перенесла операцию. Её голос полон энергии и борьбы. Борьбы за свои права: девять лет Анн Голонн потратила на обременительную судебную тяжбу. В декабре 2004 года она получила у издательства все авторские права на книжную серию. Анн Голлон не скрывает своего возмущения. «То, как они (издатели) обращаются с авторами, без угрызений совести – это возмутительно! – считает Анн Голлон. –Я выиграла процесс, но мало кто себе представляет, что за этим стоит…»


А за кулисами – лишение автора авторских прав, исправленные по желанию издателя тексты, полностью вырезанные куски, в частности те, где речь идет о психологическом потрете персонажей. Финансовая пропасть. Забвение.

«После 1985 года книги не продавались в магазинах. Потому что издатели решили уничтожить, придать забвению все произведения», – добавляет Надин Голубинофф, дочь Анн Голлон.


Анн Голон: Вот, к примеру, что произошло, у вас, в России. У вас же есть «Анжелика» на русском. Она была издана и продана, как и во многих странах. Я, кстати, с этого не получили ни франка. Так вот в Россию совершенно официально «Анжелика» была продана с «правом новеллизации», то есть с правом написания продолжения, причём совершенно другими людьми: примерно то же самое, что сделать фильм по книге. Какое-то время назад мы получили письмо, в котором нас уведомляли, что два русских автора пишут «Анжелику» и воспрепятствовать этому никак нельзя. При живом авторе… Такое даже представить себе невозможно!


В последних книгах действие происходит в Новом Свете, а потом оказывается, что русские авторы отправляют её в Россию. На Дон. Где это вообще такое?! А, на юге России, среди казаков?.. Боже мой! Но, по большому счёту, русские не виноваты, они же купили права и делают всё это, не нарушая контракта…


SA: Вот с такими вещами Вам и пришлось бороться?


Анн Голон: И с этим тоже.

Анн Голон. 2007

В 2004 году Анн Голлон восстановила свои авторские права и получила пусть и символическую, но компенсацию. Однако для этой решительной и целеустремлённой женщины, такой же боевой, как и её героиня, дело не закончено. Анн решила заново опубликовать свои произведения, но, при этом, речь не идёт о простом переиздании, а фактически о новом романе с восстановленными после литературной «цензуры» текстами, переделанными главами. Два первых тома уже вышли в свет («Анжелика. Маркиза ангелов» и «Проданная невеста»), два следующих появились в середине осени.


Нандин Голубинофф: Это совершенно новые произведения, а не новая обложка на старой книге. Некоторые тома на 50% и даже 80% полнее, чем предыдущая версия.


В этой последней гонке духовная дочь Александра Дюма стремится придать своему произведению последние черты утерянного благородства.


Анн Голон: Не Анжелика покинет этот мир первой, а я. Мне нужно ещё несколько лет. Я не хочу и не могу умереть не восстановив справедливость!


Справедливость в праве видеть свою героиню такой, какой она её создала в своём воображении, и которую издатели и кинематографисты переделали под понятные им лекала коммерческого типажа.





Анн Голон: В фильмах образ героини был интерпретирован совсем по-другому, а не так, как я её видела. Это был грандиозный спектакль, в котором Анжелике было отведено место не очень интересной женщины… Я не могу оставить свою подругу в таком состоянии. Разве друзей бросают? Никогда! В самом начале я хотела создать книгу вокруг женщины…


Фильм совершенно не передаёт созданный мною характер. Режиссёрское видение главной героини мне не понравилось, это была красивая история, красивая актриса, но дух Анжелики не был сохранен, в ней не видно было глубины, они не могли допустить, что женщина может уметь думать.

К сожалению, киношная интерпретация «Анжелики» сразу ударила и по книгам. Мы, французы, довольно большие снобы, поэтому после того как человек посмотрит кино, он скажет себе: раз это такая глупость, то нечего и роман читать. И книги престали продаваться.



Как-то Анн Голлон призналась, что многое во образе Жоффрея де Пейрак – от её мужа. А сама Анжелика? Анн улыбается:



Анн Голон: У меня не столь экстравертированный характер, как у неё. Когда пишешь, ты постоянно должен жить и с самим собой, и с вымышленным миром. Ну и потом, я не умею танцевать так, как это делала Анжелика!


Анн Голон не может расстаться с XVII веком, кабошонами и Королем-Солнцем, закатом разоряющегося дворянства и захватывающими открытиями нового мира. Автор не скрывает своего влечения к этому миру, «который во многом похож на наш, не будучи таковым». И потом у неё есть мечта:


Анн Голон: Когда в 1985 году издание книги прекратилось, я остановилась как бы на половине пути. Мне ещё столько хотелось сказать… Я хотела бы, чтобы Анжелика и её муж покинули Америку, где я их оставила, и вернулись в королевскую Францию. Вот тогда и можно будет поставить точку.


Сейчас свет готовятся увидеть заключительные 14 и 15 романы серии, писательница также задумала и осуществляет грандиозный труд по ревизии и переработке всего цикла, вставляет в книги недостающие фрагменты, вносит дополнения и исправляет ошибки.


Симоне уже исполнилось 88 лет, она продолжает жить и работать над своим романом, ведь как она сама признается: «писать для меня всё равно, что дышать». Ну что тут скажешь? Триумф Анжелики. //SA


 

Оригинальная публикация в формате PDF (Swiss Афиша №19 декабрь 2009 - февраль 2010)