• Наталья Щенникова // историк искусства

Образы зимы в творчестве русских художников

Обновлено: 20 февр.


А.К.Саврасов (1830-1897). Зима в деревне. 1880 г.

Из окна женевской или цюрихской квартиры зима представляется серой и невыразительной. За снегом и впечатлениями граждане Швейцарии едут в горы, где можно насладиться белоснежными альпийскими пейзажами и предаться зимним развлечениям. Для жителей одной трети суши к зиме и снегу отношение было и остаётся иным, как объективной неизбежности.



Небольшая нежная акварель, эпический зимний пейзаж, магический реализм зимней ночи, заснеженные улицы древней Москвы, галантные дамы и кавалеры на катке, весёлые народные гулянья – эти удивительно разные образы зимы были созданы русскими художниками в конце XIX – начале XX вв.



// Зима Василия Сурикова

Василий Суриков. Зубовский бульвар.1880-1882 © Государственная Третьяковская галерея. Москва



Исторические картины Василия Сурикова «Утро стрелецкой казни» (1881) или «Боярыня Морозова»(1887) очень широко известны, но мало кто знает его очаровательные московские акварели. Эти произведения крайне редко попадали на выставки, и даже современники почти ничего не знали о такой грани таланта художника. Обычно Суриков показывал акварели только своим домашним и близким друзьям.


Интересно, что акварельная работа «Зубовский бульвар зимой» связана с полотном «Боярыня Морозова». Каким же образом?

Эта акварель была написана из окна квартиры Сурикова. Серо-бежево-розовые нежные краски, мягкие движения кисти. Задумчивое настроение. Взгляд из окна. Художник наблюдал за эффектами света на снежном покрове бульвара. Позже он вспоминал: «… на снегу всё пропитано светом. Всё в рефлексах лиловых и розовых...».


Через несколько лет именно эта акварель была использована Суриковым как этюд в работе над картиной «Боярыня Морозова» (1887). Она помогла ему понять, как передать сложную игру света и цвета на снегу. Суриков написал его, как писали импрессионисты – снег на известной картине не белый, а многоцветный. И именно этот эффект Суриков увидел из окна своей квартиры.



// Зима Ивана Шишкина

Иван Шишкин. Зима. 1890 © Государственный Русский музей. Санкт-Петербург



Творчество Ивана Шишкина ассоциируется с жарким летними днями, летним лесом, ярко освещённым солнцем. Художник действительно любил писать именно это время года и чаще всего на его картинах – солнечный полдень. Зима встречается у Шишкина очень редко. Это полотно было создано художником после зимней поездки в поместье зятя в Мери-Хови, расположенное на берегу Финского залива. Работая над пейзажем, Шишкин использовал этюды, которые создавал с натуры и фотографии северного зимнего леса, сделанные одним из его учеников.


Зимний пейзаж у Шишкина эпичный и мощный, как и все его изображения природы. Это полотно почти монохромно: оттенки чёрного и белого, едва уловимые цветовые нюансы. Всё покрыто снегом, схвачено морозом. Очень тихо. В глубине тёмной лесной чащи видна полянка, освещённая солнцем. Этот свет подчеркивает контуры могучих стволов огромных деревьев. Всё застыло и как будто лишено жизни, но на ветке сосны – одинокая птица. Зимний лес живёт, просто его обитателей спрятал снег.


Картина была с огромным успехом показана на XVIII Передвижной выставке.



// Зима Архипа Куинджи

Архип Куинджи. Пятна лунного света в лесу. Зима. 1900-е © Государственный Русский музей. Санкт-Петербург


По мнению Ивана Крамского, картины Архипа Куинджи были для современников «ошеломляюще новы». Они производили невероятно сильное впечатление на посетителей выставок. Один из потрясённых зрителей признался: «Я закрываю глаза и всё-таки вижу…». Его полотна притягивали, заставляли застывать перед ними и не отрываясь смотреть, ощущая почти гипнотическое воздействие ярких пятен света.


У Куинджи не один раз старались узнать секрет его магической живописи, даже обвиняли в колдовстве и использовании специальных красок (ходили упорные слухи, что он добавлял в краски фосфор, тёртый жемчуг и золотой порошок). Никаких тайных способов художник не использовал и подобные догадки всегда приводили его в искреннее веселье. У Куинджи было феноменальное цветовое чутьё и, как говорили его друзья, талант «…создавать рядом с действительной природой свою собственную, одинаково волшебную…»


Пейзаж «Пятна лунного света в лесу. Зима» – один из самых оригинальных зимних пейзажей в русской живописи. Лунный свет контрастными пятнами падает на снег. Он по-куинджевски магичен, иллюзорен и, одновременно, абсолютно правдив. Именно так и выглядит лунный свет на снегу зимней ночью. Призрачный белый свет и холодные тёмные тени создают мощный контраст и пятна лунного света начинают сиять. Магия, которую использовал Архип Куинджи – это магия света.


Картина очень декоративна. Куинджи, любивший всё новое и экспериментальное, написал её в изысканной эстетике развивавшегося в то время стиля модерн.



// Зима Аполинария Васнецова

Аполлинарий Васнецов. Гонцы. Ранним утром в Кремле. Начало XVII века. 1913

© Государственная Третьяковская галерея, Москва


Аполлинарий Васнецов – младший брат знаменитого Виктора Васнецова. Его имя менее известно, но незаметной тенью брата Аполлинарий не был. Он создал прекрасные пейзажи и исторические картины. Полотна Аполлинария Васнецова неоднократно приобретал Павел Третьяков. Из впечатлений от книг о русской старине и постановок русской оперы, к которым художник делал декорации в 1890-1900-е годы, а главное – из собственных историко-археологических исследований, Васнецов сконструировал свой живописный мир старой Москвы. На картинах он всегда старался сохранить баланс документального и вымышленного.


Старая Москва Васнецова на картине «Гонцы. Ранним утром в Кремле. Начало XVII века» немного похожа на театральную декорацию своей композицией, аккуратностью досок мостовой, очень живописно лежащим, а потому немного бутафорским снегом. Но эта декорация так убедительна и красива!


Историк-краевед П.В. Сытин очень точно заметил: «О картинах А.М.Васнецова, изображающих историческое прошлое Москвы, конечно, нельзя сказать: «Так точно и было!» Однако вполне можно сказать: «Так могло быть!» – или даже более утвердительно: «Так, наверное, и было!»



// Зима Константина Сомова

Константин Сомов. Зима. Каток. 1915 © Государственный Русский музей. Санкт-Петербург


Художники объединения «Мир искусства» любили «галантный» XVIII век и Константин Сомов, пожалуй, более других был увлечён утончённой живописью французского рококо, восхищаясь картинами А.Ватто, Ф.Буше, Ж.О.Фрагонара, музыкой Ж.-Ф.Рамо и А.Гретри. Образы XVIII века стали для него абсолютно реальными и легко находили себе место в окружающем художника пейзаже.


На картине «Зима. Каток» Сомов изобразил первый каток, появившийся в то время в Санкт-Петербурге возле Юсуповского дворца, в стилистике давно ушедшей эпохи. Фантазия художника переместила французских дам и кавалеров в напудренных париках в русскую северную столицу. Зимний вечер, удивительное петербургское небо, окрашенное светом заходящего солнца. Галантная сцена в духе рококо: на первом плане печальный брошенный влюбленный, тут же гуляет благополучная семейная пара, а на катке – развлечения в полном разгаре.


Ретроспективная тема увлекла Константина Сомова ещё в молодости. На художника большое впечатление произвёл роман Шодерло де Лакло «Опасные связи». Его воображение погрузилось в эпоху, где царили маркизы в высоких париках, чья жизнь была наполнена балами, флиртом, весельем и… катанием на коньках.  Легкомысленный и фривольный стиль рококо, вошедший в моду во Франции в XVIII веке, повлиял на уникальный «сомовский жанр». Константин Сомов выработал очень своеобразный художественный язык – гармоничный сплав элементов рококо и модерна, барокко и ампира.


Увлечение художника «галантным веком» можно объяснить как грусть об ушедшей прекрасной эпохе, но в работах Сомова есть и ирония, и насмешка, и осознание человеческого несовершенства.



// Зима Бориса Кустодиева

Борис Кустодиев. Балаганы. 1917 © Государственный Русский музей. Санкт-Петербург


Каждое русское народное гулянье или ярмарка обязательно сопровождались балаганами – своеобразным сочетанием цирка и театра. Балаганы всегда украшались разноцветными флагами, яркими флюгерами, броскими афишами и пёстрыми вывесками и были самые разные: с цирком, с музыкой, со стрельбой в цель, с учёными канарейками, с Петрушкой. Именно такой народный площадной балаганный театр вдохновил Бориса Кустодиева на создание картины.


На полотне «Балаганы» художник колоритно, выразительно и сочно показал радужный праздничный мир русской провинции – гулянье на Масленицу: пёстрое многоцветье красок, шум базара, балаганные развлечения. И всё это веселье окружает зима. Она уже на исходе, весна не за горами, но деревья в белоснежном сияющем инее и слепящий глаза яркий солнечный свет передают ощущение мороза, от которого краснеют нос и щёки.


Если критические реалисты художники-передвижники В.М.Максимов, В. Е.Маковский и К.А.Савицкий изображали на своих полотнах мрачные стороны российской действительности, то Борис Кустодиев искал и находил для своего творчества жизнеутверждающие темы. Картина Кустодиева ассоциируются с русским народным искусством. Вспоминается народный лубок, пестрота лабазных вывесок, расписные крестьянские сундуки и короба, многоцветные узоры расшитых полотенец и платков. //SA


// Оформите подписку на нашем сайте и будьте в курсе всех событий в Швейцарии! //


Недавние посты

Смотреть все