• Ирина Марютина

Мой ребенок-подросток и врачебная тайна


Многие родители детей-подростков часто сталкиваются с неожиданной ситуацией. Врач не предоставляет родителям информацию о здоровье ребёнка, и очень часто родителей даже просят выйти из кабинета во время осмотра.

Вы пришли с ребенком на консультацию к специалисту или ваш ребенок-подросток отправился на приём к врачу. Обычное дело, на первый взгляд. Но, только на первый, потому что очень часто в Швейцарии родители, выходцы из стран постсоветского пространства, сталкиваются с ситуацией, которая вызывает у них, по меньшей мере, недоумение.

Для многих из нас считается вполне естественным получить от врача полную информацию о состоянии здоровья ребёнка, о необходимом лечении, если в этом возникнет необходимость, но родителям на приёме у врача где-нибудь в Женеве, Лозанне или Цюрихе могут предложить… покинуть кабинет на время осмотра.

Более того, родители подростков порой не могут получить у врача информацию о состоянии здоровья ребёнка. Специалист только улыбнется в ответ на ваш вопрос, сошлётся на необходимость соблюдения конфиденциальности и на право ребёнка самостоятельно принимать решения. Ситуация шокирующая.

Лейла, мать троих детей, кантон Женева: «Мне не нравится применение правила «врачебной тайны» в отношении детей и подростков. Я бы хотела знать всё относительно состояния их здоровья, я переживаю за них, несу ответственность, и считаю, что ребенок младше 15 лет, не всегда способен осознать серьёзность медицинской проблемы».

Навыки принятия решений являются неотъемлемой частью взросления детей, а выбор степени участия в жизни ребенка – одна из самых сложных задач, с которыми сталкиваются родители.


Совсем недавно поощрение самостоятельности состояло в том, чтобы разрешать детям делать то, что они уже готовы выполнить, предоставляя им право и свободу на принятие решений по мере взросления, теперь же настало время, когда система, школа и социальные установки «мои права, мой выбор, мое личное пространство» подталкивают их принимать решения по поводу действительно важных вещей в ещё более раннем возрасте.

Светлана, мать двоих детей, кантон Во: «В Европе в целом, и в Швейцарии в частности, ребёнок принадлежит государству больше, чем родителям, следовательно, и влияние государства на формирование ребёнка, увы, оказывается сильнее».

В случаях, связанных с принятием решений по вопросам медицины и здоровья, детям предлагают все больше и больше свободы, в то время как родители, желая получить информацию о состоянии здоровья детей, просто хотят обеспечить их безопасность.

Вопросы медицинской этики волнуют не только родителей из числа наших бывших соотечественников, но и других жителей Швейцарии.


В еженедельной рубрике «Закон и Вы» газеты Tribune de Genève эксперт по правовым вопросам компании TCS Вера Бётлер отвечает на вопрос «Должен ли лечащий врач предоставить мне подробную информацию о визите сына?»

«И да, и нет. – считает она. – Если Ваш сын понимает и адекватно оценивает ситуацию, врач обязан сохранить конфиденциальность, так как разглашение медицинской тайны против воли пациента подлежит судебному преследованию. Если же очевидно, что подросток не способен принять решение самостоятельно, контакт с родителями обязателен».

«Ваш сын может принимать решение о методах лечения самостоятельно, а также вопреки желанию родителей, если он понимает проблему, способен распознать последствия этого решения и правильно их классифицировать». — считает Вера Бётлер.

Врачебная тайна включает в себя всю информацию, полученную от Вашего ребёнка: от даты консультации и результатов обследования до диагноза и назначенного лечения, и юрист уверена, что дети и подростки имеют право решать, может ли лечащий врач проинформировать родителей о консультации, и каким образом это будет сделано.

Марина, мать двоих детей, кантон Женева: «Нужно ли информировать родителей? Зависит от ситуации и/или патологии – беременность, изнасилование, и самостоятельности ребенка. Я рассуждаю скорее, как врач, чем родитель в этой ситуации».

Однако, в определенных обстоятельствах, при наличии психологической, физической или сексуальной угрозы, лечащий врач может информировать органы по защите детей, и это не будет являться нарушением врачебной тайны. Более того, некоторые кантоны могут сделать обязательными подобные отчеты от медицинских работников в органы по защите детей.


А как обстоят дела в России?

В августе 2020 года в России вступили в силу поправки в закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». С этого момента родители смогут узнать у врачей всю информацию о здоровье своих несовершеннолетних детей. Ранее на разглашение врачебной тайны родителям требовалось согласие самого подростка.

«Несовершеннолетние в возрасте от 15 до 18 лет по-прежнему могут обращаться к врачу без присутствия законного представителя — новая редакция закона этого права не отменяет. Но с 11 августа 2020 года родители или опекуны смогут без согласия ребенка получить информацию о его здоровье, результатах анализов и о врачебных манипуляциях (например, об аборте). До принятия поправки врачам грозила административная и уголовная ответственность за разглашение врачебной тайны».


Сравнивая такие разные по своему менталитету страны, как Швейцария и Россия, мы, как бывает довольно часто и при рассмотрении вопросов, далёких от здравоохранения, снова приходим к выводу, что главное для нас, родителей всех стран и континентов, остаётся одинаковым и неизменным – наши дети, их проблемы, их безопасность.

Проблема конфиденциальности и врачебной тайны волнует родителей обеих стран, с одной лишь разницей – возраста принятий решений. В Швейцарии, как показывает комментарий эксперта Tribune de Genève, этот возраст начинается с 10-лет, в России до достижении подростком возраста 18 лет, решение остаётся за родителями.


Вопрос «как быть?» в ситуации «ребенок – врач – медицинская тайна – родители» остается открытым для дискуссии. //SA

Оформите подписку на наш сайт и получайте свежие новости из Швейцарии каждое утро к завтраку!