• SA News

Макрон Путину 20 февраля: кого волнуют предложения сепаратистов?


Кадр из скандального фильма «Un président, l'Europe et la guerre»
Кадр из скандального фильма «Un président, l'Europe et la guerre» // Éléphant - Breath Films / Mile Productions

«Кого волнуют предложения сепаратистов!», – заявил Эммануэль Макрон Владимиру Путину во время телефонного разговора 20 февраля, накануне начала специальной операции. Содержание этого девятиминутного разговора между двумя президентами было показано по каналу France 2 в четверг, 30 июня.


Ситуация получила скандальное продолжение в прошлые выходные, после того, как официальный представитель Министерства иностранных дел России Мария Захарова

рассказала о тайной записи Парижем переговоров Путина и Макрона


Нарушение конфиденциальности переговоров президентов России и Франции Владимира Путина и Эммануэля Макрона – это пример того, как в Париже понимают слово «дипломатия», заявила официальный представитель МИД Мария Захарова.


По словам Марии Захаровой, речь идёт о действиях Парижа, невиданных в дипломатической практике.

Звонки между лидерами государств, ставшие популярным инструментом дипломатии, особенно после пандемии – это «конфиденциальная история», закрытые переговоры, подчеркнула Захарова.


«Так вот, оказалось, что пару месяцев назад, когда Макрон звонил президенту России, непосредственно в комнате, в кабинете, у стола, где происходил этот телефонный разговор, звук был поставлен на громкую связь, ну, так бывает, потому что и записывающие участвуют, и переводчики, конечно, но вот из невиданного — оказывается, весь разговор записывала журналистская камера с журналистами, которые сидели и все это снимали», – сказала представитель МИД в эфире канала «Россия 1».


В воскресенье французские СМИ опубликовали полную расшифровку переговоров между Эммануэлем Макроном и Владимиром Путиным 20 февраля. Разговор записал французский журналист Ги Лагаш, который лично присутствовал при этом, снимая сюжет о президенте Франции.


В этом разговоре Макрон сказал Путину, что ему «наплевать» на предложения народных республик ДНР и ЛНР в рамках Минских соглашений. По его мнению, они имеют право только реагировать на украинские предложения. Макрон также предложил Путину встретиться с президентом США в Женеве в ближайшие дни, на что президент России ответил, что он в принципе согласен. Судя по расшифровке, разговор иногда проходил в напряжённом тоне.



Подслушанный разговор президентов, вынесенный в публичное пространство (описание телевизионного сюжета):


Девять минут телефонного разговора между Эммануэлем Макроном и Владимиром Путиным за четыре дня до начала российского наступления в Украине в конце февраля были показаны по каналу France 2 в четверг 30 июня. Документальный фильм «Президент, Европа и война» («Un président, l'Europe et la guerre») Ги Лагаша рассказывает о дипломатическом закулисье последних шести месяцев в Елисейском дворце.


Утром в воскресенье 20 февраля камера фокусируется на дипломатическом советнике президента Эммануэле Бонне, окружённом тремя сотрудницами, в его офисе на Елисейских полях, 2. Президент Франции несколькими днями ранее посетил Москву и Киев с целью, начал посреднические переговоры, чтобы попытаться предотвратить войну.


Четверо членов дипломатической ячейки Елисейского дворца издалека следят за телефонным обменом своего «босса» с хозяином Кремля. Эммануэль Макрон выглядел твёрдым, наступательным, немного императивным, даже хрупким. Владимир Путин не унимается, раздражается. «Слушайте меня внимательно», – говорит он. За некоторыми русскими вежливыми формулами никогда не скрывается ирония, даже цинизм.


Президент Франции начинает разговор, не отвлекаясь: «Я хотел бы, чтобы вы сначала дали мне своё видение ситуации и, возможно, достаточно прямо, как мы оба это делаем, сказали мне о своих намерениях», – говорит он.


«Что я могу сказать? Вы сами видите, что происходит», – ответил Владимир Путин, имея в виду Минские соглашения, которые должны были принести мир в восточную Украину, где пророссийские сепаратисты находятся под контролем с тех пор, как Россия аннексировала Крым в 2014 году. Российский президент обвиняет своего украинского коллегу Владимира Зеленского в желании приобрести ядерное оружие. «Нет, неважно», – прокомментировал Эммануэль Бонне.


«На самом деле, наш уважаемый коллега, господин Зеленский, ничего не делает [для их реализации]. Он лжёт вам», – говорит Владимир Путин, согласно переводу документального фильма, обращаясь к украинскому президенту. Он обвинил своего французского коллегу в желании «пересмотреть соглашения» и попросил принять во внимание мирные предложения сепаратистов.


Эммануэль Макрон не согласился с демонстрацией своего собеседника: «Я не знаю, где ваш адвокат изучал закон. Я просто смотрю на тексты и стараюсь их применять! Владимир Путин возвращается к обвинению, выражая сожаление по поводу того, что сепаратистов не слышат. «Нам наплевать на предложения сепаратистов», – говорит президент Франции, добавляя, что они не предусмотрены соглашением.


Эммануэль Макрон наконец-то достиг цели своего обращения: убедить Владимира Путина согласиться на встречу с Джо Байденом в Женеве, чтобы попытаться начать деэскалацию. «Не скрою, я хотел пойти поиграть в хоккей (...) Я говорю с вами из спортзала», – ответил Владимир Путин Эммануэлю Макрону.


Вслед за этим призывом Елисейский дворец объявил о саммите Байден-Путин, который так и не состоялся. Четыре дня спустя вывод оказался горьким. «Мы не убедили его, и он вторгся в Украину», – невозмутимо говорит Эммануэль Макрон перед камерой Ги Лагаша.



Полная стенограмма разговора:


Эммануэль Макрон. С нашего последнего разговора напряжённость продолжает расти. Ты знаешь мою приверженность диалогу и решимость его продолжать. Сначала я бы хотел узнать твоё видение ситуации, а после скажи мне прямо, как мы это оба делаем, каковы твои намерения. Потом я хочу понять, есть ли ещё какие-то разумные действия, которые можно предпринять, и что я могу тебе ещё предложить.


Владимир Путин. Что я ещё могу сказать? Ты сам видишь, что происходит. Ты и канцлер [Олаф] Шольц сказали мне, что [Владимир] Зеленский был готов сделать жест, что он подготовил проект закона для имплементации Минских соглашений. […] По факту наш дорогой коллега господин Зеленский ничего не делает. Он лжёт вам. […] Я не знаю, слышал ли ты его вчерашнее заявление, что Украина должна иметь доступ к ядерному оружию.


Я также слышал твои комментарии на пресс-конференции в Киеве 8 февраля. Ты сказал, что Минские соглашения должны быть пересмотрены, цитирую, «чтобы их можно было применить».


Макрон: Владимир, во-первых, я никогда не говорил, что Минские соглашения должны быть пересмотрены. Я этого не говорил ни в Берлине, ни в Киеве, ни в Париже. Я сказал, что они должны быть приняты, а их положения должны соблюдаться. У меня совсем другое представление о событиях последних дней.


Путин: Послушай, Эммануэль, я не понимаю, в чем ваша проблема с сепаратистами. По крайней мере, они сделали всё необходимое, по нашему настоянию, чтобы начать конструктивный диалог с украинскими властями.


Макрон: Касательно того, что ты сказал, Владимир, несколько замечаний. Во-первых, Минские соглашения являются диалогом с вами, в этом ты абсолютно прав. В этом контексте не ожидалось, что основой обсуждения станет документ, представленный сепаратистами. Так вот, когда твой переговорщик пытается заставить украинцев обсуждать сепаратистскую «дорожную карту», он проявляет неуважение к Минским соглашениям. Сепаратисты – не те, кто будет вносить предложения по [изменению] украинских законов.


Путин: Конечно, у нас очень разное видение ситуации. Во время нашего прошлого разговора я напомнил тебе и даже прочитал статьи 9, 11 и 12 Минских соглашений.


Макрон: Они у меня перед глазами! Там чётко написано, что предложение Украины должно быть согласовано с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках трёхсторонней встречи. Это именно то, что мы предлагаем сделать. Так что я не знаю, где твой юрист изучал право. Я просто смотрю на эти тексты и стараюсь их применить! И я не знаю, какой юрист мог тебе сказать, что в суверенном государстве тексты законов составляют сепаратистские группы, а не демократически избранные власти.


Путин (раздражённым тоном): Это не демократически избранное правительство. Они пришли к власти в результате переворота, там люди горели заживо, это была кровавая баня, и Зеленский – один из тех, кто несёт за это ответственность.


Послушай меня внимательно: принцип диалога заключается в том, чтобы учитывать интересы другой стороны. Предложение существует, сепаратисты, как ты их называешь, направили его украинцам, но не получили ответа. Где здесь диалог?


Макрон: Но это потому, как я тебе говорил, что нас не интересуют предложения сепаратистов. Мы просим, чтобы они отвечали на предложения украинцев — и все должно быть сделано именно таким образом, поскольку это закон! То, что ты только что сказал, вызывает сомнения в том, насколько ты сам готов придерживаться Минских соглашений, если, по твоему мнению, тебе приходится иметь дело с нелегитимной властью террористов.


Путин (все ещё очень раздражённо): Послушай меня внимательно. Ты меня слышишь? Я повторю ещё раз. Сепаратисты, как ты их называешь, отреагировали на предложения украинских властей. Они ответили, но эти же власти не последовали их примеру.


Макрон: Так, окей. На основании их ответа на предложения Украины я предлагаю тебе, чтобы мы потребовали от всех сторон провести встречу в рамках рабочей группы — и продолжить двигаться вперёд. Уже завтра можно попросить, чтобы эта работа была проделана, и потребовать от всех заинтересованных сторон отказаться от политики «пустого кресла». Однако в последние пару дней сепаратисты не высказывали желания вступать в эту дискуссию. Я немедленно потребую этого от Зеленского. Мы договорились? Если да, то я начну и завтра потребую устроить встречу.


Путин: Давай договоримся – как только мы закончим наш разговор, я изучу эти предложения. Но с самого начала надо было давить на украинцев, только никто не хотел этого делать.


Макрон: Ну нет, я делаю все возможное, чтобы подтолкнуть их, ты хорошо это знаешь.


Путин: Знаю, но, увы, это неэффективно.


Макрон: Мне надо, чтобы ты мне немного помог. Ситуация на линии соприкосновения [сторон конфликта в Донбассе] очень напряжённая. Я действительно вчера звонил Зеленскому и призывал его к спокойствию. Я снова ему скажу, что всем нужно успокоиться: успокоить [людей] в социальных сетях, успокоить армию Украины. Но что я ещё вижу – ты можешь призвать успокоиться свои войска, которые почти заняли позиции. Вчера было много обстрелов. Что ты скажешь – как будут развиваться [российские] военные учения?


Путин: Учения идут по плану.


Макрон: То есть сегодня вечером они закончатся, так?


Путин: Да, вероятно сегодня, но мы точно оставим войска на границе, пока ситуация в Донбассе не разрешится. Решение будет принято после обсуждения с министерствами обороны и иностранных дел.


Макрон: Хорошо. Владимир, я скажу тебе предельно искренне, для меня первостепенная задача – вернуть обсуждение в правильное русло и снизить уровень напряжённости. И мне важно – и я действительно прошу тебя об этом – чтобы мы удержали ситуацию под контролем. Сейчас это самое главное. И я очень рассчитываю на тебя. Не поддавайся провокациям, какие бы они ни были в последующие часы и дни.


Я хотел сделать тебе два очень конкретных предложения. Первое – в ближайшие несколько дней организовать в Женеве встречу между тобой и президентом [Джо] Байденом. Я говорил с ним в пятницу вечером и спросил, могу ли сделать тебе это предложение. Он попросил тебе передать, что он готов. Президент Байден также обдумывал подходящие способы деэскалации ситуации, чтобы при этом учесть твои требования и чётко подойти к вопросу НАТО и Украины. Назови дату, которая тебе подходит.


Путин: Спасибо большое, Эммануэль. Для меня всегда большое удовольствие и большая честь говорить с твоими европейскими коллегами, как и с Соединёнными Штатами. И мне всегда очень приятно говорить с тобой, поскольку у нас доверительные отношения. Так что, Эммануэль, я предлагаю все переиграть. Прежде всего, надо заранее подготовить эту встречу. Только после этого мы сможем говорить – иначе, если мы придём вот так, чтобы поговорить обо всем и ни о чем, нас все просто осудят.


Макрон: Но можно ли сегодня сказать, по итогу этих обсуждений, что мы в целом договорились? Я бы хотел получить от тебя ясный ответ. Я понимаю твоё нежелание называть дату, но готов ли ты забежать вперёд и сказать: «Я хочу провести двустороннюю встречу с американцами, а после – расширенную с европейцами». Или нет?


Путин: Это предложение, которое заслуживает внимания, и если ты хочешь, чтобы мы его хорошо сформулировали, то я предлагаю поручить нашим советникам созвониться, чтобы договориться […] Но в целом я согласен.


Макрон: Очень хорошо, ты подтвердил, что в целом согласен. Я предлагаю нашим сотрудникам […] попытаться подготовить совместное заявление, что-то вроде пресс-релиза по итогам этого разговора.


Путин: Честно говоря, я собирался поиграть в хоккей. Говорю с тобой из спортзала перед тренировкой. Но сначала я позвоню своим советникам.


Макрон: В любом случае, спасибо тебе, Владимир. Будем на связи. Как что-нибудь прояснится – звони мне.


Путин (по-французски): Спасибо вам, господин президент.



Оригинал публикации:


Франция Россия: Сюрреалистический разговор между Э. Макроном и В. Путиным, за четыре дня до войны, «Я не знаю, где ваш адвокат учился закону», В. Путин Э. Макрону, «Чтобы ничего не скрывать от вас, Я хотел пойти поиграть в хоккей, потому что здесь я разговариваю с вами из спортзала перед тем, как приступить к физическим упражнениям». – Информатор. (qactus.fr)