• SA News

Le Figaro: cанкции против России: каковы уроки континентальной блокады Наполеона 1806 года?


Пока Европа страдает от последствий санкций против России, Оливье де Мезон Руж проводит параллель с блокадой, наложенной Наполеоном на Англию. Вопреки ожидаемому эффекту, Франция больше всех пострадала от этой меры, объясняет он в статье, опубликованной в газете Le Figaro.


Нынешние попытки объявить мировую державу всемирным изгоем не новы, пишет Figaro. Автор статьи обращается к 1806 году. Тогда Наполеон решил уморить досаждавшую ему Англию «континентальной блокадой». Этот план оказался самоубийством для империи Наполеона, имевшей тогда размеры ЕС. Начала она с того, что в 1812 году двинулась на Россию за... неучастие в блокаде Англии.


Пока Европа страдает от последствий санкций, введённых против России, автор Figaro Оливье де Мезон Руж проводит параллель с торговой блокадой Великобритании, объявленной императором Наполеоном. Вопреки ожидаемому эффекту больше всего от этой меры пострадала Франция, поясняет он.


С февраля 2022 года, после военной агрессии на своём восточном фланге, Европа ответила экономическими санкциями: отключение российских банков от Swift, заморозка активов людей, которых она посчитала «олигархами», установление квот, приостановка поставок и так далее.


В конечном итоге рубль укрепился, а Европа вдруг почувствовала высокий уровень зависимости от российского сырья. Значит ли это, что экономические санкции оборачиваются против своих инициаторов?

Возьмём исторический пример – «континентальную блокаду», объявленную Наполеоном I против Англии. Поначалу английская промышленность дрогнула, но затем смогла наладить новые деловые отношения в качестве альтернативы, что позволило ей достичь вершины славы на суше и на море уже к концу первой трети XIX века.


Как Англию решили сделать изгоем

Так называемый «Берлинский» декрет Наполеона от 21 ноября 1806 года устанавливал континентальную блокаду на следующих условиях:

Статья 1. Британские острова объявляются в состоянии блокады.

Статья 2. Всякая торговля и переписка с Британскими островами запрещены.

Следовательно, письма или посылки по всей Европе, адресованные либо в Англию, либо англичанину, либо написанные на английском языке, не будут приняты на почте и будут конфискованы. (...)


Миланским указом от 17 декабря 1807 года император всея Европы, правивший тогда почти всей территорией сегодняшнего ЕС, повелевал, чтобы любой корабль, вставший на якорь в британском порту, независимо от его национальной принадлежности, считался судном под британским флагом и, следовательно, мог быть конфискован таможенной администрацией.

После одержанных Наполеоном побед это положение будет распространено на все завоёванные территории, то есть приблизительно на ту самую часть Европы, которую ныне занимает Евросоюз. А целью Наполеона I было запретить все британские товары на территории от Лиссабона до Санкт-Петербурга.



По Тильзитскому мирному договору, заключённому Наполеоном с русским царём 7 июля 1807 года, Россия и Пруссия присоединились к континентальной блокаде. Наполеона радовало это территориальное «клещевое» движение против Британских островов. 6 сентября 1807 года в это эмбарго были вовлечены скандинавские страны (Швеция присоединилась 6 января 1810 года), а 23 ноября того же года круг «бойкотирующих» все британское стран пополнила Португалия, в которую вторглась наполеоновская армия. Казалось, создалась общая антианглийская блокирующая цепь от Лиссабона до Питера, но её разорвала непоседливая Россия, выйдя из этого «блокирующего» альянса 13 декабря 1810 года.


В 1807 году молодой американской нации пришлось прекратить всю торговлю со старым континентом. Формально США в конфликте Англии и Франции выбрали нейтралитет, но по сути отказ Вашингтона от участия в блокаде Англии означал, что американские купцы прекратят поставки во Францию.

Задумка Наполеона не удалась: Англия, лишённая своих европейских поставщиков, тем не менее смогла наладить новые торговые отношения, в частности, с Канадой, а затем с США и Латинской Америкой. Канаде и Латинской Америке было наплевать на гнев Наполеона по поводу их ослушания, как сегодня Китаю или странам Ближнего Востока наплевать на гнев США поводу их непрекращающейся торговли с Россией.



Санкции возвращаются бумерангом

Другим неожиданным последствием блокады для ее инициатора стало то, что закрытие портов для английских товаров означало удар по экономике этих самых портов. Ведь блокада означала для, скажем, Марселя прекращение поставок сырья не только из Англии, но и из её заокеанских колоний. В результате в порт Марселя стало заходить меньше судов: если в 1805 году зашли 200, то уже в 1808 году – менее 50, а в 1812 году – всего 4. То же самое происходило в портах присоединившихся к блокаде Голландии, Пруссии, Италии.

Император явно намеревался разрушить английскую экономику, перекрыв доступ к рынкам, а также входящие потоки сырья, предназначенного для английской промышленности (зерновые, хлопок, шерсть и т. д.). По разным оценкам, английский экспорт и вправду сократился на 20% между 1808 и 1810 годами, но, как видим, французский Марсель пострадал больше.



И ещё один момент. Блокада была введена на территориях, оккупированных против их воли, на каждой торговой площадке авантюристы пытались вести нелегальную торговлю, иногда с помощью призванных следить за порядком французских чиновников-надсмотрщиков. Самая просвещённая и «демократическая» нация эпохи оказалась вполне падкой до взяток. Была создана целая система контрабанды, частично смягчившая для всего мира последствия блокады. Из-за обхода санкций французская таможня будет вынуждена скорректировать меры по эмбарго и создать в 1809 году лицензии на импорт и экспорт. Формально они предоставлялись лишь некоторым судоходным компаниям для определённых товаров. На самом деле лицензии были всего лишь легализацией для уже действовавших подпольных каналов торговли, по-прежнему связывавших части уже во многом единого тогда мира.


Впрочем, тогдашний инициатор санкций получил и плюсы: континентальная блокада, введённая по капризу Наполеона I, убрала из Франции английские ткани, а значит, поработала на пользу зарождавшейся французской текстильной промышленности. Но её экономический рост лишь немного помог наверстать упущенное в годы революции. А Великая Французская Революция, как становится ясно из множества сохранившихся документов, сильно замедлила промышленное развитие Франции.


В общем, последствия блокады через некоторое время проявили себя очень разрушительными для Франции. Стране стало не хватать оборудования, например, текстильных станков, производившихся в Англии. Упали и продажи французских товаров за пределами Европы, и потом эти утраченные позиции много лет так и не были отвоёваны.


Обратный эффект блокады

История может повториться: блокирующий проигрывает блокируемому. Англия сумела переориентировать свою экономику на неевропейские регионы – в частности, на Латинскую Америку. Получилось интересно: Франция при Наполеоне свергла власть королевской династии Бурбонов в Испании, и это здорово помогло бывшим испанским колониям в Латинской Америке. Но в итоге эти новые колонии стали союзниками Англии, а не Франции. Этому способствовали обстоятельства: разгромившая французский флот Англия могла больше Франции предложить избавленным от Бурбонов колониям в плане торговли.


Выгнанная с европейской арены, Англия тем не менее в других регионах утвердила свою морскую мощь, создав для себя новые коммерческие возможности, благодаря которым она разбогатела в XIX веке.

А инициировавшая блокаду Франция, сосредоточенная только на европейском континенте, не нашла альтернативных рынков за его пределами. Наполеон I не смог наладить особые отношения с США на благо Франции, так и не воспользовавшись неприязнью основателей США к их бывшему британскому сюзерену. Вероятно, Наполеона подвела привычка сваливать всех «англосаксов» в кучу: он считал американские торговые суда такими же вражескими «англосаксонскими посудинами» и захватывал их.


Обиженные европейские державы, которых заставили участвовать в нежеланном эмбарго, повернулись к другим клиентам. Кроме того, Францию и так делала непопулярной дань, которую она собирала с других стран Европы на наполеоновские войны. А тут ещё закрытие французских портов для всех, желающих сохранить связи с Англией. После военного поражения Наполеона эта самая блокада бумерангом ударила по Франции: соседи ей много что припомнили. В итоге внешняя торговля Франции долгое время пребывала в упадке, что, естественно, ослабило её промышленность.


В то же время, несмотря на временные экономические кризисы (1808 и 1810 гг.), а также неровный рост экономики, Англия в конечном итоге вышла из этого испытания более сильной. Она впоследствии расширила свою империю, а самое главное – круг своих торговых клиентов. Так Англия и стала доминирующей нацией XIX века.

При этом, по словам Франсуа Клузе, блокада привела к смещению промышленной оси атлантического побережья на восток (Эльзас, Германия, Бельгия), что способствовало увеличению промышленного богатства Рейна («новой Лотарингии»). Пограничье Франции и Германии становилось все более лакомым куском, и это создало базу для франко-германских войн за эти территории. Эти войны возобновились в 1870 году и следовали одна за другой в период до 1945 года. Результатом стало ослабление континентальной Европы и рост США, ещё одной морской державы (талассократии). Которая тоже стала богатеть: от одной экономической войны к другой... //SA

 

Оригинал публикации:


// Sanctions contre la Russie: «Quelles leçons tirer du blocus continental de 1806 ?» (lefigaro.fr)

 

Материалы швейцарских и зарубежных СМИ, публикуемые частично или в полном изложении на сайте Swiss Афиша, содержат оценки исключительно данных изданий и могут не отражать позицию редакции.




Недавние посты

Смотреть все