• Алексей Коновалов

Кошкино мясо. Едят ли швейцарцы котов?

Updated: Jan 30




В европейской литературной традиции коты нередко облачаются в самые неожиданные образы: ну, скажем, кот Чеширский, кот в сапогах или в мешке, а случается и кот-Бегемот попадется. Но вот чтобы рагу из кота или же кот в баклажанах да еще с подливкой – это, конечно, нонсенс, скажете вы. Увы, но это правда, чистая правда. И отведать такой деликатес можно не где-нибудь в экзотической азиатской стране, а в самом центре Европы, в Швейцарии.


Сравнительно недавно подобно грому среди ясного неба по многим европейским газетам пронеслась невероятная новость о том, что жители Швейцарии не отказывают себе в «удовольствии» отведать кошачьего мяса. Устрашающая сага об этих варварских кулинарных обычаях началась с публикации в газете «Ле Матен» статьи, в которой жительница кантона Юра делилась советами об удачном приготовлении рагу из кошатины. По ее мнению, кошачье мясо отличается своей утонченностью, нежной текстурой и напоминает зайчатину. Вслед за детальным кулинарным рецептом следовал вполне житейский совет: для того чтобы рагу получилось идеальным, следует выбрать лишь кота помоложе… Как все просто. Не правда ли?

Мясо собаки на рынке в Китае. (Keystone)


На этих шокирующих свидетельствах история отнюдь не закончилась. Пару недель спустя другая швейцарская газета «Зоннтагс Блик» опубликовала не менее курьезную информацию об одном сен-галльском поедателе собак, 62-летнем Бруно. «У кошек слишком мало мяса на костях, – считает он, – и потому я предпочитаю собак». За последние годы этот крестьянин сократил количество собачьего мяса в своем рационе, но признается, что хотя бы раз в год деликатес оказывается у него на столе. Правда, не в виде рагу, а на манер граубюндского вяленого мяса. Шкура же убитого и съеденного зверя превращается в коврик, дабы уютно согревать ноги Бруно в промозглые сен-галльские зимы. Как и в случае с котами, возраст в этом деле имеет не последнее значение: в тарелке старика оказываются молодые особи, не старше одного года. Это обстоятельство уберегло от несчастливой судьбы верного четвероногого друга Бруно: «Луки (так зовут пса) уже стар и на вкус был бы излишне пахуч».


Иностранная пресса обрушилась на швейцарцев с громом негодования: «Все это могло бы показаться розыгрышем, но 1 апреля уже далеко позади. Наши швейцарские соседи имеют из ряда вон выходящие кулинарные обычаи», – удивляется французская «Франс-Суар». Повсеместно в газетах появляются заголовки: «Вся Европа смеётся над швейцарцами – едоками котов», «Вся Европа говорит об этом» и т.д. Подобные лаконичные титры со скандальными нотками не только эффективно привлекают читающую массу, но и несколько искажают реальность, представляя всех поголовно швейцарцев в невыгодном свете. Что же получается – ужас? Отвращение? Негодование? Не защищая тех, кто любит побаловать себя кошачьим мясом, попробуем все-таки разобраться в этой нетривиальной ситуации.


«С давних времен социальные группы распределялись в зависимости от уровня их пищи, – замечает Изабелль Шюле, этнолог пищевых традиций, консерватор грюйерского Музея в городе Бюль. - Было время, когда итальянские иммигранты обожали приготовленную кошатину. В этом нет ничего нового». Необходимо заметить, что чаще всего употребление домашних или экзотических животных в пищу связано с дефицитом мяса. Так, в Швейцарии до начала 1960-х годов кошачье мясо регулярно появлялось на столах некоторых семей кантонов Юра, Валлис, Граубюнден и Тичино. Вот что рассказывает 55-летний Джакомо из небольшого тичинского городка: «В эпоху, когда я был ребенком, мы редко видели мясо, а дворовые кошки плодились необычайно быстро. Они не жили у нас дома, были полудикие, ловили мышей, птиц и не имели кличек. Отец иногда их отстреливал, и в воскресенье на обед у нас бывало жаркое». А как же собаки? «Бывало, что и собак ели, да что там собак, и лис случалось, если, скажем, лиса попадет в капкан или из ружья в неё пальнёшь, когда она за курами лезла. Ну не выкидывать же ее».


Что до остальной Европы, то во Франции, Италии и Германии коты, собаки и крысы в прошлом регулярно услаждали человека своей мякотью. Вот, к примеру, отрывок из меню, «Кафе Вуазен» в Париже в 1870 году, правда, на 99-й день осады города бисмаркскими воинами:


«Основное блюдо: Волчий окорок, соус из косули, кот, окруженный крысами. Кресс-салат. Боровики по-бордолезски. Зеленый горошек в сливочном масле» (Art culinaire français, Flammarion, Paris, 1950, стр. 21).

Так что практика поедания маргинального мяса, в том числе и домашних питомцев, совсем не чужда европейским традициям. Правда, со временем она основательно подзабылась, превратившись чуть ли не в варварский обычай, вызывающий чувство отвращения или, по крайней мере, удивления.


Ответ необходимо искать в бивалентности взгляда на домашних животных. В одном случае восприятие (назовем его «городское восприятие») кошек и собак подчиняется концепции антропоморфизма. «Наше отношение к животному значительно изменилось, – поясняет Клод Фишер, социолог человеческого питания. – Кот и собака воспринимаются в наше время как субъекты, а не как предметы. Мы им даем клички, они живут у нас в доме... Именно этот эмоциональный аспект не позволяет нам их употреблять в пищу, в отличие от коров и свиней, которых мы держим на дистанции». Более того, в январе этого года благодаря исследованиям японского ученого Такефуми Кикусуи стало известно, что владельцы домашних животных испытывают по отношению к своим питомцам те же эмоции, что родители к детям. Это происходит из-за выделения гормона окситоцина, называемого еще «гормоном общения». В связи с этим вполне понятно, почему поедание домашних животных производит столь отталкивающий эффект на многих людей – приверженцев городского восприятия.



Однако существует и «сельский взгляд» на эту проблему. В деревнях домашние животные, как, например, кошки и собаки, имеют зачастую чисто утилитарную функцию: кот ловит мышей, пёс охраняет хозяйство. При этом они чаще всего живут на улице или во дворе, плодятся с неконтролируемой частотой и, соответственно, не принимают той эмоциональной значимости, как если бы они жили в городской квартире и имели статус полноценного члена семьи. Все дело в точке зрения. Так что же теперь - пожелать Джакомо приятного аппетита, если ему захочется вновь отведать кошатины? Хотя сам он и утверждает, что на сегодняшний день он предпочитает хороший говяжий стейк от местного мясника, нежели экстравагантное рагу из Мурки.


// SA

Recent Posts

See All