• Сергей Косенко

Корнелио Соммаруга - швейцарец международного значения

Updated: Oct 24, 2021


Корнелио Соммаруга. Фото: Mike Gorsky


КОРНЕЛИО СОММАРУГА


Родился в Риме в 1932 году в семье уроженцев Тичино - итало-говорящей части Швейцарии. Начинал свой профессиональный путь в банке в Цюрихе, потом долгое время находился на государственной службе в Министерстве иностранных дел, получил высокий ранг Чрезвычайного и Полномочного посла, потом занимал ответственный пост госсекретаря по внешним экономическим связям Швейцарской Конфедерации. В 1987 -1999 г. был президентом Международного Комитета Красного Креста.


Достигнув пенсионного возраста, не отошел от активных дел. Долгое время оставался Почетным членом МККК, был членом группы по изучению миротворческих операций ООН, избирался президентом престижной международной Ассоциации за инициативы и перемены, продолжает руководить Международным центром гуманитарного разминирования в Женеве.



SA: Господин Соммаруга, в то время, когда Вы занимали высокий государственный пост, приходилось ли Вам иметь дело с представителями России? Какие события того периода особенно запомнились Вам?


С учетом аудитории Вашего издания к таким событиям можно отнести встречу в Женеве президентов Горбачева и Рейгана осенью 1985 года. Встречу историческую, потому что это был первый шаг к окончанию «холодной войны». Швейцария, как принимающая сторона, имела возможность раздельно провести беседы с каждым из двух президентов. Мне лично довелось сопровождать президента Швейцарской Конфедерации на этих переговорах. В разговоре с советской стороной деликатным был момент вручения списка лиц, которым Федеральный Совет Швейцарии просил разрешить выехать из СССР. Ответ поступил через месяц, причем просьба швейцарской стороны была удовлетворена по всем пунктам. С президентом Горбачевым мне посчастливилось снова встретиться в прошлом году на праздновании в Женеве 20-ой годовщины той исторической встречи.



SA: Доводилось ли Вам самому бывать в Советском Союзе?


Как госсекретарю по вопросам внешних экономических связей, в 70-е годы мне неоднократно доводилось встречаться и вести переговоры с советскими партнерами, бывать в Москве и в Ленинграде. Практические результаты этих переговоров, как правило, были, по нынешним меркам, весьма скромными. Советская сторона настаивала на бартерных сделках, а швейцарская сторона относилась тогда к этому сдержанно. Но атмосфера встреч была очень теплой. Однажды я решил пригласить советскую делегацию к себе домой в Лугано. На машине от Берна это сравнительно недалеко. Мне разрешили проехать по строившемуся тогда Сен-Готардскому туннелю, до официального открытия которого оставалось еще четыре месяца. Вот так простые советские внешторговцы, а заодно и я с ними случайно оказались «первопроходцами» самого длинного туннеля Швейцарии. На границе Тичино, прямо в туннеле делегацию встречали девушки в местной национальной одежде с цветами и вином, а мэр Лугано устроил вечером великолепный ужин в одном из местных ресторанчиков - гротто. Не вдаваясь в подробности того веселого застолья теплым тичинским вечером, скажу только, что под конец все дружно распевали русские песни.



SA: Случались ли какие-либо экстраординарные события?


Пожалуй, самым неординарным, хотя и мало кому известным событием в моей профессиональной жизни стала короткая встреча со Светланой Аллилуевой, дочерью Сталина, при довольно необычных обстоятельствах… В 1967 году, выехав в Индию для захоронения праха мужа, Аллилуева попросила политическое убежище в США. Опешившие от неожиданности американцы посадили ее в самолет и отправили в Рим, а сами тем временем принялись решать, что делать со столь важной перебежчицей на фоне начавшейся разрядки отношений с СССР. В Риме Аллилуева узнает, что в Вашингтоне ее не ждут, и тогда она просит убежище в Швейцарии, на что получает согласие Берна. Случилось так, что в тот момент посол Швейцарии в Риме был в отъезде, и тогда мне, работавшему в Министерстве иностранных дел, было поручено весьма деликатное дело по «доставке» дочери Усатого - figlia di Baffone, как выразился один из представителей бернского руководства, в Швейцарию.


Корнелио Соммаруга. Фото: Mike Gorsky


Все было как в шпионском романе: сумрачные агенты в одинаковых плащах и черных шляпах из известного американского ведомства, путанная езда на автомобиле по темным римским улицам, тревожные телефонные звонки. Одним словом, после долгих подготовительных процедур, в сопровождении нескольких крепких парней из американских спецслужб с недоверчивым и явно недовольным взглядом, где-то на задворках аэропорта Фумичино ко мне в машину посадили Светлану Аллилуеву. Мне предстояло выполнить определенные формальности и вручить ей въездную визу, при этом она должна была дать подписку о том, что по прибытии в Швейцарию она будет воздерживаться от политических заявлений и согласна находиться под надзором швейцарской полиции.


Выполнив эти формальности, я полюбопытствовал, почему она попросилась именно в Швейцарию. Ответ меня поразил: "Отец всегда хорошо отзывался о Вашей стране". После получения швейцарской визы американцы якобы повезли Аллилуеву на рейсовый самолет, следовавший в Женеву. Однако, позвонив позднее в Берн, я узнал, что в Швейцарию она этим рейсом не прибыла. Тут началась паника: «Куда делась Аллилуева?!». А как оказалось, журналисты в Риме уже кое-что проведали об этом деле, и во избежание огласки и осложнений американцы отправили Аллилуеву частным самолетом. В Швейцарии ее разместили сначала в частном особняке на озере Тун, а когда в прессу стали просачиваться слухи, перевели в монастырь урсулинок во Фрибурге. В Швейцарии Аллилуевой дали адвоката, и тот посоветовал ей сразу сесть за написание книги воспоминаний как для личной популярности, так и ради обретения финансовой независимости. Все условия для творчества Светлане были созданы, и книга ("Двадцать писем другу") вышла в конце 1967 года в Лондоне, еще до отъезда Аллилуевой в США…



SA: На протяжении многих лет Вы являлись руководителем Международного Комитета Красного Креста - уникальной, независимой и авторитетной гуманитарной организации. Деятельность на этом трудном посту на благо всего международного сообщества принесла Вам мировую известность и уважение. О каких памятных событиях этого периода Вашей деятельности Вы могли бы рассказать?


Ярких событий, конечно, было немало. Но чаще всего на память приходит самое трагическое происшествие за время моего президентства - жестокое убийство мирно спавших шестерых делегатов МККК в поселке Новые Атаги в Чечне в ночь на 17 декабря 1996 года (пятеро из них были медсестрами). На следующий день я заявил послам, аккредитованным в Женеве: «Их смерть на службе гуманитарному делу является драмой, потрясшей всех нас. Сегодня все движение Красного Креста и Красного Полумесяца повергнуто в траур, шокировано этим ужасным, возмутительным массовым убийством, этим подлым, варварским и трусливым актом, свидетельствующим о бесчестии его авторов. Глубоко в душе каждый из нас разделяет боль, которая в канун новогодних праздников с невыносимой жестокостью обрушилась на родных и близких этих людей… Если мы согласимся, чтобы недопустимое происходило в атмосфере безразличия, оно станет нормой».


Другим, на сей раз приятным воспоминанием, была встреча, которую МККК удалось организовать 7 августа 1992 года в Будапеште между премьер-министрами Югославии и Хорватии. Фактически она стала однодневной конференцией по урегулированию вопроса об обмене военнопленными между двумя сторонами. Хотя вооруженный конфликт между ними в принципе прекратился, война в Боснии и Герцеговине продолжала бушевать и напряженность на конференции заметно ощущалась. Однако после четырех часов переговоров было подписано соглашение, позволившее в течение месяца освободить 700 военнопленных. По окончании Конференции два премьер-министра, которые вначале даже не поздоровались друг с другом, пожали друг другу руки перед знаменем Красного Креста.



SA: В этом году межгосударственным отношениям между Швейцарией и Россией исполняется 100 лет. Какие мысли у Вас вызывает эта круглая и важная дата?


Этот юбилей заставляет меня подумать о том, что, несмотря на взлеты и падения, в целом за долгие годы отношения между двумя столь разными странами накопили немало славных страниц. Напомню, например, о тичинских мастерах из Лугано, принимавших участие в строительстве московского Кремля: Пьетро Антонио Солари в 1490 году построил Константино-Еленскую башню. На службе у Петра Великого при строительстве Санкт-Петербурга состоял Доменико Треззини, который в 1706 году начал строительство Петропавловской крепости, а в 1709 году был назначен главным архитектором города. Несколько поколений семьи Руска участвовали в создании дворцовых ансамблей и частных строений в северной столице при Екатерине II. Нужно вспомнить и о благородных гуманитарных усилиях России, когда, например, Великая герцогиня Елена Павловна с группой медсестер ухаживала за ранеными во время Крымской войны 1854 года. Или вот знаменитая Санкт-Петербургская декларация 1868 года, которая была подписана по инициативе императора Александра II при непосредственном участии Международного Комитета Красного Креста. Это весьма важная инициатива, так как она создала прецедент в ведении войны, запретив взрывчатые и зажигательные пули и тем самым заложив основу того, что сегодня называется Гаагским правом.



SA: В заключение, если позволите, один личный вопрос: откуда Вы черпаете энергию для всех ваших нескончаемых и важных дел? Как проводите свободное время?


Все очень просто: еще в молодости, впитав духовные наставления своей глубоко верующей матери, я выбрал свой личный лозунг, который звучит так: «Быть на службе человеческого достоинства, защищать его, жить для семьи и в семье». Поэтому источником энергии для меня всегда была моя христианская вера, ну и, конечно, моя семья. У меня четыре дочери, два сына и 15 внуков. Меня должно хватать на всех… На 60-летие дети преподнесли мне замечательный подарок - часы, разумеется, швейцарские, с подписями каждого из них вместо цифр. Эти часы уникальны, поскольку других таких больше нет, а еще они для меня ежеминутное напоминание о самых дорогих моему сердцу существах.


SA: Где Вы любите проводить отпуск ?


Мы с женой любим отдыхать в Тичино, в своем летнем домике. Любим бродить по окрестностям, любоваться неповторимыми пейзажами, общаться с многочисленными знакомыми.


SA: Ваш любимый ресторан ?


Мы с друзьями предпочитаем обедать в простых местных ресторанчиках, например, в Гротто Черизио.