• SA News

Le Temps: Этот переменный геометрический нейтралитет


Беттина Айхин. Скульптура «Гельвеция в движении» на мосту Миттлере Брюкке в Малом Базеле.
Беттина Айхин. Скульптура «Гельвеция в движении» на мосту Миттлере Брюкке в Малом Базеле. // ritsch48

На этот раз Швейцария перестала изворачиваться и присоединилась к европейским санкциям против России. Но так было не всегда, как, например, в 2014 году, когда Швейцария не встала с Европой в один ряд. При каждом новом конфликте встаёт один и тот же вопрос: можно ли примирить нейтралитет с санкциями?


 

Обозреватель швейцарской газеты Le Temps Лора Люгон (Laure Lugon) в своей статье «Cette neutralité à géométrie variable» рассуждает проблематики швейцарского нейтралитета. Приводим адаптированный перевод статьи на русский язык с купюрами. Оригинал статьи опубликован 28 февраля 2022 года.

 

Для правых ответ (в отношении нейтралитета Швейцарии – прим.ред) иногда бывает отрицательным. Для левых ссылка на нейтралитет – это просто лицемерие для защиты экономических интересов. С каждым новым вооружённым конфликтом Швейцария совершает один и тот же балансирующий акт.


На прошлой неделе, например, мы стали свидетелями смущения президента Конфедерации Иньяцио Кассиса, который был крайне озадачен, когда объяснял, что, по большому счету, цель заключалась в том, чтобы помешать России обойти европейские санкции через Швейцарию. На следующий день то же самое было с Ги Пармеленом, когда он пытался оправдать «политический реализм». Эта позиция не нашла понимания в Европейском Союзе (ЕС), а также и в самой Швейцарии, где все партии, включая СвДП, были в ярости от того, что санкции не были приняты в полном объёме. Швейцарская народная партия, как обычно, была одинока в защите бизнеса во имя знаменитого швейцарского нейтралитета.


«Игра в игру агрессора не является нейтральной»

«Играть в игру агрессора – это не нейтрально», – заявил в понедельник президент Швейцарии и министр иностранных дел Иньяцио Кассис, пояснив, что Федеральному совету пришлось проверить, не подрывает ли эта мера нейтралитет. Так почему же так много обсуждений?


С юридической точки зрения нейтралитет распространяется только на военную сферу: никакого участия в военных действиях против одной из воюющих сторон. Это никогда не было предметом дискуссий, поскольку Швейцария никогда не отказывалась от своего военного нейтралитета, который был установлен на Венском конгрессе в 1815 году.


С политической точки зрения – это совсем другое дело, так как понятие нейтралитета более гибкое и возможны вариации. Одним словом, Швейцария оценивает ситуацию в каждом конкретном случае, где она нанесёт наименьший ущерб. Например, она лишь частично приняла санкции против бывшей Югославии в 1998 году; она отказалась от санкций против Ирана, Северной Кореи и России в 2014 году после событий в Крыму.


На чьей стороне Швейцария – воюющей стороны или своих партнеров?

С 1998 года действует правило по умолчанию: Швейцария присоединяется к санкциям ЕС, если не оспаривается какой-либо принцип внешней политики. Это означает защиту национальных интересов (основанных на независимости, безопасности и процветании) и ценностей, включая права человека и демократию.


«В этом случае трудно оправдать “лёгкие” санкции в контексте повсеместного нарушения ценностей, – объясняет Седрик Дюпон, профессор политологии в Высшем институте международных исследований и развития (IHEID) в Женеве. – Для того чтобы отстаивать сохранение процветания, ценности не должны попираться ногами». И даже если возобладает цинизм, т.е. защита только экономических интересов, Швейцария также спросит себя, кого она скорее обидит – воюющую сторону или своих партнёров.


Швейцария также любит играть на другом регистре, чтобы оправдать своё бездействие: поддержание доверия к «добрым услугам», профессионалом в исполнении которых она является. Этот аргумент был выдвинут в отношении Крыма, но в данном случае он не проходит. Поэтому «тонкая наладка» во многом зависит от внутренней политики. Однако за последние пять дней почти все партии объединились, а эмоции мобилизовали тысячи людей.


«В 1848 году Федеральный совет уже двигался зигзагами»

Это более или менее предполагаемое балансирование не является чем-то новым. «В 1848 (год принятия первой конституции Швейцарии - прим.ред.) Федеральный совет уже шёл зигзагами, желая расположить к себе великие державы и одновременно принимая беженцев, изгнанных волнениями в Европе, как это было во время Реставрации*, – объясняет историк Оливье Мевли. – В то время левые настаивали на отказе от нейтралитета, чтобы помочь революционным движениям. Швейцария же заняла прагматичную позицию, которой придерживается и по сей день».


Это привело к некоторым проблемам в Лиге Наций, где её критиковали за дистанцирование от санкций. «Во время Второй мировой войны также было необходимо вести жёсткие переговоры, чтобы обеспечить преобладание реальной политики», – отмечает историк. На протяжении почти двух столетий Швейцария была мастером балансирования между своими интересами и риском ответных действий.


На этот раз Швейцария уступила давлению и по полной программе вошла в санкционную гонку всего «цивилизованного» мира против «агрессивной» России. //SA


 

*Реставрация в Швейцарии – период истории Швейцарии c 1814 по 1847 годы, когда происходило объединение государства, раздробленного в результате Наполеоновских войн, в федерацию.


Недавние посты

Смотреть все