• Михаил Гусаров

Дидье Кюш – человек и локомотив

Updated: Oct 24, 2021




Дидье Кюш родился 16 августа 1974 года в Ле Пакье, недалеко от Невшателя. Мясник по образованию, Дидье не долго работал по специальности. Детское увлечение горными лыжами, на которые его поставили старшие браться Алэн и Бернард, определило профессию – Дидье стал профессиональным спортсменом. В графе «род занятий» он пишет просто и понятно: «Катаюсь на лыжах».


Помимо серебряной награды на Олимпийских играх в Нагано в 1998 году в личном зачете Дидье Кюша немало побед в разнообразных престижных международных соревнованиях, в том числе 5 побед в Кубке Мира: скоростной спуск в Китцбюле в 1998, гигантский слалом в Адельбодене в 2002, Супер гигант в Альтенмарке и в Бивер Крике в том же году и скоростной спуск в Гармише в 2004.


В январе 2005 году на Кубке Мира в Адельбодене Дидье Кюш получил серьезную травму колена и вынужден был на весь сезон прекратить участие в соревнованиях.


Приятной неожиданностью было появление любимого в Швейцарии спортсмена в октябре 2005 года на трассе Кубка Мира в Сольдоне, в Австрии.


Мы встретились с Дидье Кюшем во время тренировки накануне Кубка Мира в Валь д'Изере, где он готовился к соревнованиям по скоростному спуску.



Практически всю дорогу от Женевы до места нашей встречи с Дидье Кюшем в Вал д’Изере шел непрекращающийся дождь. Как это часто бывает в горах, неожиданно, за какую-то долю секунды, дождь перешел в снег, и окружающий нас пейзаж моментально преобразился. Унылые серые горы и чернеющие стволы деревьев, между которыми петлял серпантин дороги, забелели причудливыми белыми формами, и мы въехали в царство Зимы. Лихо выписывавший перед нами крутые виражи и никак не желавший пропустить нас вперед минивэн с испанскими номерами резко снизил скорость до пешеходного шага, и его водитель замахал нам рукой из приоткрытого окна, мол, проезжайте вперед – не мешайте наслаждаться окружающим пейзажем.


Вал д'Изер встретил нас метровыми сугробами и развешенными на всех фонарных столбах плакатами с портретами победителей пятидесяти Кубков Мира, прошедших на местной легендарной трассе с лаконичным названием «ОК». В пресс-центре нам сообщили, что намеченные на утро тренировочные спуски отменены ввиду плохой погоды, но многие спортсмены в частном порядке отправились на знакомство с трассой.


Дидье Кюш на разминке. Фото: Mike Gorsky

Найти Дидье Кюша на склоне не составило труда – его ярко оранжевый шлем с надписью «Ovomaltine» виден был из далека. Продрогнув на финише в ожидании нашего героя, мы вдруг ясно поняли всю простоту и гениальный расчет производителей горячего шоколадного напитка, разукрасивших в свой фирменный цвет спортивные доспехи Дидье… Как тут не вспомнить маму из рекламного ролика, спрашивающую своего малыша, дремлющего за столом во время завтрака: «Ты уже пил сегодня свой Овомальтин?...»


- Как погода? – обратились мы подкатившему к нам Дидье Кюшу.

- Ужасно, как несколько дней назад в Бивер Крике. Не видно ни зги. Надеюсь, что к воскресенью распогодится, а то опять придется вслепую спускаться.

- Как Ваше колено? Не беспокоит?

- Болит, конечно. Но стараюсь об этом не думать, хотя оно само дает о себе знать, когда катаешься в таких, как сегодня, условиях, не видишь трассу и не успеваешь вовремя смягчить толчки и удары от кочек… Но лыжи – это моя судьба. Или я постоянно думаю о травме и сижу дома, или катаюсь. У меня небольшой выбор. Я чувствую, что могу кататься быстро, и хочу получить квалификацию к Олимпийским играм в Турине…


Чуть позднее в отеле, где проживала швейцарская национальная команда, мы продолжили разговор за чашкой …. чая.


SA: Почему именно горные лыжи, ведь район Невшателя не славится своими горнолыжными трассами?


- Недалеко от того места, где я живу, есть небольшая горнолыжная станция Бюгнен. Когда я был маленьким, со снегом проблем не было, и по три месяца в году можно было спокойно кататься на лыжах. Можно сказать, что эта горка была моей игровой площадкой.


SA: Когда от игры вы пришли в большой Спорт?


- Настоящая спортивная карьера началась для меня в 17-18 лет. В этом момент я почувствовал, что мне хочется достичь результатов в спорте, и стал усиленно тренироваться. Через два года, в 1995 – 1996 году, я попал в Группу А Кубка Мира.


SA: Когда к Вам пришла первая большая победа?


- В результате серьезной травмы я пропустил практически весь сезон 1996 - 1997 года и в декабре 1997 года, когда я, наконец, встал на лыжи, то почувствовал какой-то внутренний толчок. Я соскучился по гонке, и мне хотелось кататься. В начале 1998 года я выиграл Кубок Мира в Китцбюле. После этого практически в каждом соревновании я или занимал первые места, или входил в пятерку. Потом, через месяц после Китцбюля, я участвовал в Олимпийских играх в Нагано и занял там второе место.


SA: Что Вы почувствовали, когда оказались на пьедестале в Нагано?


- Честно говоря, я не сразу осознал, что произошло что-то неординарное. Победа в Кубке Мира не проще чем на Олимпийских играх. После недавней победы в Китцбюле я не почувствовал какой-либо большой разницы. Только позднее я стал осознавать значимость олимпийской медали: появилось внимание со стороны прессы, спонсоров, производителей спортивной экипировки и т.д. Следующий год после этого был тяжелым – я не поднимался на пьедестал в соревнованиях на Кубок Мира. Потом ситуация стала выправляться, и многие соревнования были для меня вполне успешными.


SA: Ваша победа на Кубке Мира в Адельбодене в 2002 году считается одной из самых красивых… Вы любите эту трассу? Она сложная?


- Трасса Хюненсбергли в Адельбодене – одна из самых сложных в Кубке Мира. Она всегда очень хорошо подготовлена, на ней много ледяных участков, сложный рельеф, и, конечно, последний участок – финальная стена - не оставляет никого равнодушным. Там немного ворот, всего три - четыре, но очень крутые. Обычно на этом участке и решается, выиграл ты гонку или проиграл.


SA: Это на этих соревнованиях Вы прошли ворота на одной лыже?


- Да, я думал тогда, что вылечу. Я уже чувствовал, что не вхожу в вираж и, тем не менее, удержался каким-то чудом. Для меня вообще было удивительно, что я выиграл эту гонку, потому что всю трассу прошел как-то без напряжения, просто как-то катился и не чувствовал скорости. Я думал, что в результате у меня будет плохое время. У многих спортсменов было такое ощущение легкости в подобные моменты. В результате в первом заезде я выиграл 1 секунду и во втором тоже, несмотря на то, что упал и поднялся по ходу. Эта победа была удивительна. В Швейцарии, перед 17 тысячами зрителей… Публика меня встретила овацией. Это было незабываемо.


На трассе. Фото: архив ДК


SA: Можно сказать, что трассу в Адельбодене Вы любите несмотря на полученную там в прошлом сезоне травму?


- Адельбоден – это одна из моих любимых трасс несмотря на травму, которую я получил как раз на этом крутом участке. Я задержался в прохождении ворот, потерял баланс, отклонившись назад, а на такой скорости мышцы не выдержали, и я упал, порвав связки правого колена.


SA: Ваша любимая дисциплина в соревнованиях?


- В слаломе я практически не участвую, за исключением комбинации (прим. ред.: двоеборье, состоящее из слалома и скоростного спуска). В этом году я не буду участвовать в комбинации, чтобы не напрягать колено. Мне нравится скоростной спуск, супер гигант и гигантский слалом. Это дисциплины, которые мне доставляют удовольствие, в которых чувствуешь скорость и способен рисковать, чтобы достичь результата. Я начал со скоростного спуска и супер-гиганта и только позднее пришел в гигантский слалом – в очень чистую и сложную дисциплину. Помимо необходимости обладать прекрасной техникой в гигантском слаломе требуется еще хорошая моральная устойчивость для того, чтобы выдержать напряжение в двух заездах. Можно выиграть первый и вылететь во втором. Супер гигант – это стремительный спуск с большим количеством виражей практически без тренировки – ознакомление с трассой и сразу же соревнования - своего рода смешение скоростного спуска и техники слалома. И, конечно же, скоростной спуск – королева горных лыж. В скоростном спуске вы как нигде чувствуете скорость, риск и необыкновенную остроту ощущений.


SA: Ваша любимая трасса?


- Адельбоден, Китцбюль, Гармиш и трасса Лауберхорн в Венгене – магическая трасса, своего рода любовь и ненависть. На ней мне пока никогда не удавалось показать хор