• Людмила Майер-Бабкина

«Богослужение» с театром в храме Фраумюнстер


«Фауст» в постановке Николаса Штеманна. Фраумюнстер, Цюрих | Фото: Yannik Böhmer

В Великую субботу, накануне Пасхи (по католической традиции), в храме Фраумюнстер, в Цюрихе, состоялось «богослужение» в виде театрализованной встречи Фауста с Мефистофелем.


На этом шокирующем для многих верующих людей спектакле с точки зрения места его проведения, побывал корреспондент Swiss Афиши. Впечатления.


Для режиссёра Николаса Штеманна, совсем недавно ставшего со-руководителем Цюрихского театра Schauspielhaus, неожиданностью стало предложение настоятеля храма Фраумюнстер Никлауса Петера сыграть сцену встречи Фауста с Мефистофелем в стенах бывшего аббатства, а ныне протестантского храма, известного своими великолепными витражами, расписанными Марком Шагалом.


Пастер с восторгом отзывается о глубоких многослойных диалогах героев сценического варианта философского романа Вольфганга фон Гёте «Фауст», о выверенной по смыслу постановке и об убедительной режиссуре Николаса Штеманна: «Это так хорошо изучено и продумано, так очаровательно приведено в диалог и так убедительно в постановке Николаса Штеманна». – говорит Никлаус Петер.


В романе Гёте злой дух Мефистофель заключает с Господом пари на то, сможет ли профессор Фауст, который своими изысканиями сделал много добра, но разочаровался в том, что сокровенные тайны мироздания недоступны человеческому разуму, спасти от него свою душу. В тот момент когда Фауст в отчаянии подносит к губам склянку с ядом, внезапно звучит благовест, тем самым предотвращая самоубийство учёного. После этого в романе и спектакле разворачивается борьба за душу Фауста.


«Фауст» в постановке Николаса Штеманна. Фраумюнстер, Цюрих | Фото: Yannik Böhmer

По мнению священнослужителя, сюжет из классической литературы в виде театрального действия наиболее точно соответствует содержанию и атмосфере Великой субботы, когда люди перед Пасхой «строго ограничивают себя в своих человеческих потребностях, тихо молятся, воскрешая в глубокой памяти и Тайную вечерю, и неправедный жестокосердный суд, и мученическое распятие Иисуса Христа, и его страшное погребение»...


Однако не все прихожане/зрители разделили мнение священнослужителя. Одна женщина даже демонстративно покинула зал в тот момент, когда возникло ощущение реального присутствия той «части силы, что вечно хочет Зла, всегда Добро творя». В храме отчётливо прозвучали характерные хрюкающие звуки, а место священника перед прихожанами занял кривляющийся театральный персонаж.


Фрагмент витража М.Шагала. Фраумюнстер, Цюрих

Актерами была сыграна лишь первая часть спектакля, в которой Фауст и Мефистофель объединяются и кровью скрепляют свой договор. Все пришедшие на необычное Пасхальное «богослужение» в виде театрального спектакля, по окончании действа унесли с собой в памяти образ именно этого тревожного события – единение учёного и Мефистофеля, предвещающее множество бед.


Что касается самого спектакля, то приём замены сценической декорации удачно найденной локацией отнюдь не новый, но по-прежнему привлекательный ход. Однако девятичасовой спектакль, который Штеманна планирует поставить в сентябре, произведёт на публику, возможно, более сильное эмоциональное воздействие. Театру не придётся конкурировать с красотой церковного зала, мощным и самостоятельным звучанием органа и, конечно, с неповторимыми по красоте витражами Марка Шагала, которые никоим образом не являются декорацией к происходящему, но в тоже время они естественным образом наполняют весь зал.

Фото: Yannik Böhmer

Режиссёрская работа Николаса Штеманна отличается мастерски прописанной визуализацией финальной сцены, а также простым, но очень выразительным приёмом: оба исполнителя чрезвычайно схожи между собой внешне. Порой кажется, что на сцене только Фауст, но в двух лицах. Страсть к познанию и неизбежное зло существует внутри самого учёного и, поэтому он сам является ответственным за свои поступки.


Как выстраивается режиссёром и играется договор между персонажами?


Фауст отвергает появление Мефистофеля. Он не принимает его: они в конфликте, на расстоянии, говорят на повышенных тонах, перебивая друг друга и одновременно. Постепенно Мефистофель сокращает дистанцию между ними и чем ближе они становятся друг к другу, тем разборчивее слышны тексты диалога, а при ещё большем сближении оба начинают говорить вместе, в унисон. Когда остаётся сделать всего только шаг навстречу друг другу, они крепко обнимаются: договор со своим собственным тёмным двойником состоялся.


Познакомиться с новыми проектами театра Schauspielhaus можно на его сайте www.schauspielhaus.ch //SA



155 views