• Наталья Щенникова // историк искусства

Айвазовский: сюжет картины слагается у меня в памяти...


И.К. Айвазовский  «Волна» (1889)
И.К. Айвазовский «Волна» (1889)

Иван Константинович Айвазовский говорил: «Сюжет картины слагается у меня в памяти, как сюжет стихотворения у поэта». 29 июля 2022 года исполняется 205 лет со дня рождения Ивана Константиновича Айвазовского.

И.Н. Крамской писал о нём: «…звезда первой величины во всяком случае и не только у нас, а в истории искусства вообще». Этот художник создал о море тысячи картин, но никогда не писал его с натуры. Он был одарён феноменальной зрительной памятью и легко воспроизводил на своих картинах увиденное. Он говорил и писал о себе: «Армянин по происхождению, русский в душе». Имя Ованес художник заменил русским Иван и подписывал свои произведения «Айвазовский».


Иван Константинович Айвазовский


Иван Константинович Айвазовский
Иван Константинович Айвазовский

Иван Константинович Айвазовский (Ованес Айвазян) (1817–1900), родился 29 июля 1817 года в армянской семье в Феодосии.


Семья переселилась в Крым из польской Галиции и Геворг Айвазян называл себя на польский манер Константином Гайвазовским. В начале творческого пути его сын этой фамилией подписывал свои работы, и только в 1841 году первая буква была отброшена, и фамилия стала писаться как Айвазовский.


Современники художника вспоминали об Айвазовском как о человеке открытом и искреннем, замечательном собеседнике, умевшем находить общий язык как с представителями высшего общества, так и с простыми жителями его любимой Феодосии. Он был не только талантливым и весьма плодовитым художником (за 60 лет Айвазовский написал около 6'000 полотен), но и очень деятельным и небезразличным человеком: всегда был внимателен к своим друзьям и многое сделал для родного города.


И.К. Айвазовский. Берег моря ночью. У маяка. 1837 © Феодосийская картинная галерея им. А.К.Айвазовского

// И.К. Айвазовский. Берег моря ночью. У маяка. 1837 © Феодосийская картинная галерея им. А.К. Айвазовского



Иван Айвазовский был художником-импровизатором и обладал прекрасной зрительной памятью: ему достаточно было однажды увидеть какой-то мотив, сделать мгновенный набросок и потом уже в мастерской за несколько часов написать картину.

И.К. Айвазовский. Неаполитанский залив в лунную ночь. Везувий. Начало 1840-х гг. © Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Неаполитанский залив в лунную ночь. Везувий

Быстрота, с которой работал художник, никак не сказывалась на качестве его живописи. Пейзажи Айвазовского богаты оттенками всевозможных цветов, деликатными тональными переходами. И вода, и воздух на его картинах прописаны со множеством цветовых рефлексов и поражают высочайшим уровнем мастерства живописца. Среди полотен мастера нет незавершённых. Исключение – картина, во время работы над которой Айвазовский умер.

 

И.К. Айвазовский. Неаполитанский залив в лунную ночь. Везувий. Начало 1840-х гг. © Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

 

И.К. Айвазовский. Вид на залив около Венеции. 1841 © Музей-заповедник Петергоф

// И.К. Айвазовский. Вид на залив около Венеции. 1841 © Музей-заповедник Петергоф


И.К. Айвазовский. Неаполитанский залив. 1841 © Музей-заповедник Петергоф

// И.К. Айвазовский. Неаполитанский залив. 1841 © Музей-заповедник Петергоф

Иван Айвазовский, как и все художники-импровизаторы, всегда был немного в стороне от основной линии развития пейзажного жанра в России. Но его романтические, эффектные полотна безусловно оказали влияние на Архипа Куинджи и Константина Богаевского.


И.К. Айвазовский. Хаос (Сотворение мира). 1841 год © Музей конгрегации мхитаристов, Венеция
Хаос (Сотворение мира)
 

// И.К. Айвазовский. Хаос (Сотворение мира). 1841 год © Музей конгрегации мхитаристов, Венеция

 

Эмоционального и искреннего Айвазовского всегда привлекали величественные картины природы: бури, яркие закаты, лунные ночи. Художник любил показывать природу панорамно, с размахом, так, чтобы подчеркнуть её грандиозность и величие. Многие пейзажи Айвазовского по своим сюжетам типично романтические: они изображают противостояние сильного человека и мощной стихии.

Айвазовский был востребованным художником, и слава пришла к нему быстро. Всю жизнь он видел восторг и почитание своего таланта. В самом начале творческого пути главным покровителем художника стал император Николай I, который сказал: «Что бы ни написал Айвазовский – будет куплено мною». Но ни слава, ни коммерческий успех не повлияли на характер художника – он всегда много и усердно работал.



И.К. Айвазовский. Море. Коктебель. 1853 © Феодосийская картинная галерея им. А.К. Айвазовского

// И.К. Айвазовский. Море. Коктебель. 1853 © Феодосийская картинная галерея им. А.К. Айвазовского

Айвазовский был востребованным художником, и слава пришла к нему быстро. Всю жизнь он видел восторг и почитание своего таланта. В самом начале творческого пути главным покровителем художника стал император Николай I, который сказал: «Что бы ни написал Айвазовский – будет куплено мною». Но ни слава, ни коммерческий успех не повлияли на характер художника – он всегда много и усердно работал.


В Италии, куда он приехал как пенсионер Академии художеств, Айвазовский быстро стал очень популярным и знаменитым. В Риме его картины охотно покупали иностранцы, в журналах печатали хвалебные рецензии.


Картина Айвазовского «Хаос» так впечатлила папу Григория XVI, что он готов был купить её для галереи Ватикана, но художник отказался от денег и передал картину в дар. Папа наградил Айвазовского золотой медалью.

После Италии живописец посещал Париж, Лондон, Амстердам и везде его картины имели успех. В 27 лет Иван Айвазовский стал членом петербургской, римской и амстердамской художественных Академий. За время своего пенсионерства художник создал более 50 полотен.


В Италии его очень любили и в 1872 году, когда Айвазовский был во Флоренции, ему предложили написать свой автопортрет для знаменитой галереи Уффици. Это была большая честь. Из русских художников до Айвазовского в галерею был помещён единственный автопортрет – художника Ореста Адамовича Кипренского.


Ивана Айвазовского часто критиковали (и критикуют) за повторяемость сюжетов, их декоративную эффектность и легковесность. Ранние пейзажи Айвазовского, действительно, постановочно яркие и театральные. На них всегда или ослепительно сияет луна, отражающаяся в темной воде, или багровые лучи заката окрашивают небосвод, а посреди безбрежного моря обязательно присутствует одинокий парусник, ушедший в романтическое плавание к неведомым берегам.


И.К. Айвазовский. Неаполитанский залив в лунную ночь. 1841 © Феодосийская картинная галерея им. И.К. Айвазовского, Феодосия

// И.К. Айвазовский. Неаполитанский залив в лунную ночь. 1841 © Феодосийская картинная галерея им. И.К. Айвазовского, Феодосия

Художник относился к критике спокойно и был абсолютно уверен, что самая лучшая его картина - та, которую он только что написал. Именно поэтому на ежегодных выставках он показывал все свои картины, не выбирая. При жизни художника было организовано 55 выставок и почти все деньги ушли на благотворительность: Айвазовский много жертвовал студентам, вдовам художников и просто людям, которым нужна была поддержка.


Лунная ночь – очень характерный для романтического пейзажа сюжет. Любил этот сюжет и Айвазовский. Вид ночной природы, спокойной или ненастной, привлекательной и пугающей одновременно, был метафорой романтического томления одинокой души человека, потерянного в окружающем его огромном и, зачастую, враждебном мире. Одно из таких полотен Ивана Айвазовского «Неаполитанский залив в лунную ночь» восхитило знаменитого английского художника-пейзажиста Уильяма Тёрнера, который в восторге написал: «На картине твоей вижу луну с её золотом и серебром, стоящую над морем, в нем отражающуюся. Поверхность моря, на которую лёгкий ветерок нагоняет трепетную зыбь, кажется полем искорок. Прости мне, великий художник, если я ошибся, приняв картину за действительность, но работа твоя очаровала меня, и восторг овладел мною. Искусство твоё вечно и могущественно, потому что тебя вдохновляет гений».



И.К. Айвазовский. Буря на море ночью. 1849 © Музей-заповедник Павловск

// И.К. Айвазовский. Буря на море ночью. 1849 © Музей-заповедник Павловск


Буря – ещё один любимый романтиками сюжет. Картины Айвазовского с изображением бурь, штормов и кораблекрушений всегда вызывают разные, но, безусловно, сильные эмоции. Друг художника, полководец Алексей Петрович Ермолов так описал свои впечатления от «штормовых» полотен Айвазовского: «Я приходил в ужас от бури и погибал в волнах, выбираясь из них без надежды на спасение…» А Фёдор Достоевский заметил, что в бурях, которые писал художник, «есть упоение, есть та вечная красота, которая поражает зрителя в живой, настоящей буре».



И.К. Айвазовский. Буря на море ночью. 1849 © Музей-заповедник Павловск

// И.К. Айвазовский. Девятый вал. 1849 © Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Айвазовский на собственном опыте знал, какой страшной может быть стихия. По пути из Англии в Испанию, во время своего первого путешествия, в Бискайском заливе он попал в сильный шторм. Ради спасения капитану пришлось отдать приказ срубить мачты, и сильно повреждённый корабль чудом добрался до Лиссабона. Вероятно, что воспоминания об этом пугающем событии вдохновляли Айвазовского, когда он писал свой знаменитый «Девятый вал».


Но не менее эффектно Айвазовский писал и спокойное, безмятежное море.

Став зрелым художником, художник постепенно снизил эффектность и эмоциональность своих полотен: вместо ярких цветов преобладающими стали сине-серо-зелёные тона. Вместо лунных дорожек и романтических восходов и закатов появилось сумрачное небо и пасмурная мгла, символизирующие меланхолию и ощущение одиночества.


И.К. Айвазовский. Буря. 1851 © Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

// И.К. Айвазовский. Буря. 1851 © Государственный Русский музей, Санкт-Петербург


И.К. Айвазовский. Морской берег. 1851 © Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

// И.К. Айвазовский. Морской берег. 1851 © Государственный Русский музей, Санкт-Петербург


Айвазовский не был членом Товарищества передвижных художественных выставок, но с художниками-передвижниками у него были общие просветительские цели. Иван Айвазовский начал проводить собственные вернисажи, доступные для всех сословий, задолго до того, как общество приступило к организации передвижных выставок. Его полотна с удовольствием покупал Павел Третьяков. Коллекционер писал Айвазовскому: «Дайте мне Вашу волшебную воду такою, которая вполне бы передала Ваш бесподобный талант. Простите, что пишу Вам, но уж очень хочется поскорее иметь Вашу картину в своей коллекции».


И.К. Айвазовский. Радуга. 1873 © Государственная Третьяковская галерея, Москва

// И.К. Айвазовский. Радуга. 1873 © Государственная Третьяковская галерея, Москва

Художник много путешествовал, но всегда возвращался в свою родную и любимую Феодосию, в имение Шах-Мамай на берегу моря. Современники писали, что в Феодосии Айвазовский «царил, как ветхозаветный патриарх»: крестил детей, посещал свадьбы, где пел песни собственного сочинения, постоянно участвовал в делах города, который во многом его усилиями стал красивым и современным.


На свои деньги Айвазовский построил в Феодосии картинную галерею, которая торжественно открылась 17 июля 1880 года.

Это было уникальное явление: в то время в России общедоступными были только два музея – Эрмитаж в Санкт-Петербурге и Румянцевский музей в Москве. Кроме галереи, Айвазовский построил новое здание для Археологического музея, два городских фонтана. Используя свои связи при дворе, Айвазовский выхлопотал для родной Феодосии порт и железную дорогу, открытие которых произошло ещё при жизни художника.


И.К. Айвазовский. Бриг «Меркурий», атакованный двумя турецкими кораблями. 1892 © Феодосийская картинная галерея им. И.К. Айвазовского, Феодосия

// И.К. Айвазовский. Бриг «Меркурий», атакованный двумя турецкими кораблями. 1892 © Феодосийская картинная галерея им. И.К. Айвазовского, Феодосия

И.К. Айвазовский. Взрыв корабля. 1900 © Феодосийская картинная галерея им. И.К. Айвазовского, Феодосия

// И.К. Айвазовский. Взрыв корабля. 1900 © Феодосийская картинная галерея им. И.К. Айвазовского, Феодосия


Последняя персональная выставка Ивана Айвазовского прошла в 1899 году в Петербурге. Через год художник скончался. На мольберте осталась неоконченная картина «Взрыв корабля».


Художник был похоронен в Феодосии, во дворе армянской церкви Святого Сергия. //SA